«Село ждало знамения и получило его!»

В с. Кондинское в престольный праздник состоялся крестный ход с Табынской иконой Божьей Матери.

Непривычно людно было на Центральной улице с. Кондинское вечером 27 июня. Казалось бы, обычный рабочий день, у всех – управа, поливка, ужин. Но вместо этого от строящегося храма в честь Параскевы Пятницы к центру потянулся многолюдный Крестный ход. Прихожане торжественно несли фонарь, крест и хоругви. Вслед за кадящим дьяконом шагал окормляющий село священник Константин Стерхов. Накануне престольного праздника кондинцы встречали Табынскую икону Божьей матери из соседнего села Усть-Миасское.

История престольных праздников

Теперь об этом смутно помнят местные жители и по незнанию умалчивают инославные учителя на конъюнктурных уроках истории. Однако фактом остаётся то, что село Кондинское было основано как монастырская вотчина Кондинского Свято-Троицкого мужского епархиального монастыря, находящегося теперь в Ханты-Мансийском автономном округе. Более 360 лет назад пришли сюда монахи в поисках продовольствия для монастырской братии. Сосновый бор с грибами и ягодами с северной стороны, богатая рыбой Исеть – с южной, озеро, плодородные земли – вот то, что повлияло тогда на их выбор. Это потом появятся пашенные крестьяне и будут основаны соседние деревни. Село начиналось со смиренной молитвы Божьих послушников, определивших исторический вектор его развития.

В 1751 году в селе был заложен временный деревянный Параскевинский храм. Поэтому ежегодно 10 ноября, на Параскеву, местные богомольцы «ходили ко Временной». В 1822 году на средства прихожан начали строить двухпрестольную каменную церковь. Северный придел возводился в честь и память трёх святителей – Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоуста. Так появился второй престольный праздник – Три святы, который отмечали 12 февраля. Однако был ещё один день, девятая пятница после Пасхи, время чудесного явления в одном из уголков России иконы Параскевы. Именно он считался летним престолом, и на «Девяту» торжественно служили, накрывали столы, угощали прихожан и гостей...

Но в 40-е годы прошлого столетия, во время председательствования атеистичной и грубоватой Афонасьи Аверьяновны, храм взорвали, а колокол сбросили на последнего кондинского священника отца Константина. Не удивительно, что село и приход живы молитвами своего единственного, пока ещё не прославленного в лике святых, священномученика.

Перед Божьей Матерью не стыдно

Табынскую икону Божьей Матери в Кондинское впервые привезли казаки всероссийским Крестным ходом 1 декабря 2012 года. Тогда ещё не было молитвенного дома, и негде было поставить святочтимый образ. Зато благодатно откликнулся сельский клуб, которым тогда заведовала Галина Васильева. Сельчане впервые собрались на соборную молитву. С тех пор Табынскую икону стали считать покровительницей села. С этого дня люди задумались о храме. На месте алтаря буйствовали заросли крапивы, и валялся перепревший навоз. Усилиями верующих, меценатов и главы сельской администрации Николая Степановича Бабкина осквернённое место было расчищено, и на нём засиял свежевыкрашенный металлический крест. Храмовая территория стала восприниматься как святыня, здесь не курили и не ругались матом. Прошлое обретало реальные черты, становилось живым и осязаемым.

Надо сказать, что потребность богообщения была изначально свойственна человеку. Не существовало в истории цивилизаций, не обращавших вверх свои взоры. И даже язычество в этом плане – определённая часть пути. Но только христианский Бог открыт людям как Личность. Поэтому человек всегда, пока у него есть скорби и надежды, будет искать диалог с олицетворенным небом. И первый шаг к этому – пробуждение многовекового религиозного сознания, являющегося фундаментом национальной культуры, русского духа и уникального феномена святости.

Летом 2013 года рядом с разрушенным храмом начались восстановительные работы. В заброшенной котельной без окон и дверей потомки кондинских прихожан решили организовать молитвенный дом. Люди отмывали закопченные стены из пожарных брандспойтов, вывозили мусор, заделывали сквозные дыры. Первые богослужения проходили на земляном полу в насквозь продуваемом неотапливаемом помещении. Немногочисленные тогда прихожане жались друг к другу, истово крестились и кланялись на восток, поставив перед собой крохотные домашние иконы покровителей взорванного храма. Сохранились старые видеозаписи, где отец Константин вслух убеждает людей двигаться вперед, молиться Богу и верить в свои силы.

Видимо, кто-то внимательно следил за общинниками сверху. На сельском сходе старостой прихода выбрали депутата сельской Думы, авторитетную, расторопную и дипломатичную Надежду Александровну Бабицыну. Теперь уже не секрет, что храмовая икона Параскевы Пятницы была написана на пожертвования именно её семьи, а со временем дело храмового строительства стало для неё смыслом жизни. К молитвенному дому пристроили алтарь и притвор, провели отопление, настелили пол. Над крышей водрузили золотистый крест. Состоятельные выходцы из Кондино пожаловали фонарь, семисвечник и хоругви. Из Кургана привезли церковную утварь и достаточную сумму на царские врата. Местные рукодельницы пожертвовали свои изделия для продажи на православных ярмарках. Сам епископ Шадринский и Далматовский Владимир, видя такие старания прихожан, благословил в алтарь Казанскую икону Богородицы.

Гармония светской и церковной власти

Этим летом строящийся храм остался без воды. Поэтому на средства прихожан был выкопан новый церковный колодец, по промыслу Божьему вставший на родниковую жилу. Такой чистой, мягкой и вкусной воды больше нет нигде. Теперь всё село бутылями, вёдрами и флягами возит домой воду из освящённого церковного колодца. Есть в кондинском храмовом строительстве одна немаловажная деталь. Это удивительная гармония светской и церковной власти, муниципалитета и прихода. Между приходским советом и главой сельсовета существует негласное взаимопонимание. Ежегодно они совместными усилиями организуют Крещение на Исети, детскую Рождественскую ёлку и множество других церковных праздников. Если бы в начале истории советского государства существовала такая же крепкая связь между светским и религиозным, то оно бы счастливо обошлась без казней, репрессий и гонений, за которые теперь стыдно и поздно извиняться.

«Из почерневших ворот выползали древние старухи»

Крестный ход вернулся в прохладный прибранный храм, где на аналой уже была вынесена храмовая икона Параскевы Пятницы. Две самые почитаемые женщины православия – Мать Христа и святая Параскева ждали скорбящих и труждающихся у своих образов. Поэтому на первую за сто лет вечерню пришли даже те кондинцы, которые никогда не бывали в храме. Весь вечер здесь горели свечи, дежурили прихожане, читались акафисты, и ночь над селом плыла наполненной миром и благодатью.

28 июня, в пятницу, на престольный праздник съехалось столько гостей из Кургана, Шадринска, Барино, Мехонского, Терсюкского, Тюмени, Шатрово, что казалось, будто храм и вовсе не был разрушен. Крестный ход по центральным улицам села не имел аналогов в своей жалкой атеистической истории. Навстречу прославляемым иконам из почерневших ворот выползали древние старухи, выходили молодые пары, выбегали маленькие дети. Священник благословлял всех, встречающих Крестный ход. Не было такой силы, которая смогла бы остановить эту упрямую, твёрдую, уверенную процессию. Село ждало знамения и получило его. Храмовое строительство стало явью, надеждой, смыслом, оправданием и покаянием старой монастырской земли.

Под берёзовыми навесами прямо на улице в котлах кипела уха, в старинных угольных самоварах дымился травяной чай. За праздничным столом, как в старину, обедали, пели, делились воспоминаниями священники, гости и прихожане. А потом отец Константин азартно играл с местными ребятишками в футбол, вызывая у них неподдельный восторг и неизгладимые впечатления от радостного общения с необычным человеком в длинном чёрном подряснике.

...Ночь плавно, не смея шуметь, опускалась на длинные пустые столы и деревянные скамьи. Было тепло и тихо, и неизведанная прежде благодать пульсировала у намоленных икон и освящённого колодца. Причастившееся село молчало, размышляя о своей жизни, вороша свою память и ища своё место в новой истории. Возле храма установилась такая пронзительная и пьянящая тишина, что ни лай собак, ни вечерние говоры не могли нарушить покой опустившегося сюда неба. Жизнь замерла, остановилась, затихла, чтобы завтра со свежей силой всколыхнуть, выплеснуть, оживить не оскудевающий источник Божьей благодати и его бесценных даров. А над золочёным крестом строящейся церкви незримо скользили невидимые тени её великих святителей и неизвестных молитвенников, чьи голоса в бесконечном шуме Вселенной без труда различает Бог.

Наталья ПУШКАРЁВА (Вострякова), член Союза писателей России, член приходского собрания.

Комментарии

Шатровский район получил пассажирский автобус марки «Газель»

Работники культуры Администрации Шатровского района получили 17- местный микроавтобус марки «Газе

Все новости рубрики Культура