Два сентябрьских юбиляра

Рассказ о людях их поколения детей Великой Отечественной войны.

В нашем селе Терсюкское нынешний сентябрь представляет двух 80-летних юбиляров из поколения детей войны – Николая Игнатьевича Белоглазова и Валентину Ильиничну Меркурьеву. Несмотря на трудное голодное детство, послевоенные суровые годы, они выросли достойными людьми: состоялись в жизни как прекрасные труженики, примерные семьянины, ответственные родители, доброжелательные и отзывчивые соседи.

Семья

Николай Игнатьевич Белоглазов родился 3 сентября 1939 года в семье портнягинских колхозников Игнатия Васильевича и Анны Ивановны Белоглазовых. В большой и дружной семье Коля стал пятым ребёнком. Звонкие ребячьи голоса наполняли дом. Старший Василий появился на свет в 1930-м, Васса – в 1933-м, Геннадий – в 1935-м, Виктор – в 1937-м. Супруги всегда держали большое подсобное хозяйство. Работали в колхозе. Растили детей, с малых лет прививая каждому уважение к труду – и своему, и других людей. В дому и на подворье всегда царили чистота и порядок, в семье – мир и лад, все сыты, одеты, обуты. Что ещё нужно для тихого семейного счастья? Но громом среди ясного неба грянула война. Игнатий ушёл на фронт, оставив жену и малолетних детей без надёжного мужского плеча…

Анна с раннего утра до позднего вечера вместе со своими односельчанками трудилась в колхозе. Дома семейные хлопоты также легли на её плечи. Нехватку мужских рук Анна ощущала постоянно: вот забор требует небольшого ремонта, вон крышу надо подлатать, вот сенокосная пора подошла – надо для бурёнки корм запасти, дров на зиму заготовить. А как детей без пригляда оставить?! Колхозная работа изматывала женский организм. Ведь большинство работ выполнялись вручную. Однажды поздней осенью перевозила зерно с поля на склад на подводе, запряжённой быками. При переезде через бурный ручей Елисей телега опасно наклонилась, мешки с зерном оказались в холодной воде. Пока Анна вытаскивала из ледяной воды намокшие мешки с бесценным грузом, сама промокла до нитки, застудилась и слегла. Несколько дней металась в жару, но так и не смогла оправиться от недуга. Покинула этот мир, оставив пятерых детей круглыми сиротами.

Дед Василий, будучи уже в солидном возрасте и обладая неважным здоровьем, взял внучат в свою семью. Но прожил дед недолго – похоронили деда Васю. А немощная бабушка была не в силах содержать одна такую ораву ребятишек. Вот так и оказались младшие братья Гена, Витя и Коля в Ильинском детском доме нашего района. В детдоме братья жили до возвращения отца с фронта. Без женщины детям жить неуютно, и Игнатий женился на солдатской вдове с тремя детьми. Да своих пятеро. Ничего, как говорится, в тесноте, да не в обиде!

Николай

Младший сынишка Игнатия закончил начальную Портнягинскую школу. Однако, в пятый класс не пошёл. Во-первых, надо было пешком ходить в 7-летнюю Сладчанскую школу, во-вторых, в большой семье нужны рабочие руки. А немного окрепнув, Николай решил, что не всем суждено учёными стать – и пришёл в колхоз. Да так и остался в родном колхозе им. К. Маркса на целых 45 лет! Правда, в колхозный стаж логично вписались 3 года армейской службы. Служил сапёром в Сибирском военном округе. А вернувшись со службы, вскоре встретил Николай свою будущую суженую – черноглазую красавица Галю Мезенцеву из соседней Камышевки, выросшую, кстати, тоже в многодетной семье. Заслали в Камышевку сватов, и уже 1 февраля 1964 года сыграли лихую свадебку. Свадьба оказалась весёлой, а семья – крепкой, до сей поры счастливо живут мои однофамильцы, дружно идя по дороге жизни. Переехав в Портнягину, Галина тоже стала полноправной колхозницей, проработав много лет дояркой на животноводческой ферме. А Николай хоть и имеет за плечами курсы механизаторов, но большую часть трудового стажа у него составляет работа на той же ферме, рядом с женой. Труд ветерана отмечен несколькими медалями, множеством почётных грамот.

Любящие друг друга супруги дождались от своих двух замечательных дочерей троих внуков, которые уже произвели на свет четверых правнуков. Галина Михайловна в часы досуга до сих пор рукодельничает: вяжет разноцветные коврики на пол, стулья, одаривает родных мягкими тёплыми тапочками, шерстяными носочками, яркими мочалками.

Глава семьи энергичен, спортивен, подтянут. И вообще прекрасно выглядит – настоящий мужчина! Строго следит за огородом, разводит кур. На подворье – идеальный порядок. А чистота и настоящий домашний уют – заслуга хозяюшки.

Встречаю Николая Игнатьевича недавно, возвращается из леса на любимом виде транспорта – велосипеде. В хорошем настроении, улыбается:

- Самый надёжный транспорт для таких поездок! Насобирал маслят – заготовим немного на зиму…

Об отце

- Моего отца за годы войны ранило… семь раз! – вспоминает Николай Игнатьевич. – Но с нами, детьми, про войну никогда не говорил. На каких фронтах он воевал – я так и не знаю. Помню, у него были боевые награды. В детской душе Николая сохранились воспоминания о том, как отец рассказывал о письме, полученном им на фронте из родной деревни, в котором сообщалось о нелепой кончине любимой жены Аннушки. Наутро их подразделение шло в наступление, и Игнатий шёл в первой цепи атакующих со своим ручным пулемётом. Всё его сознание было пронизано местью, нажимая на гашетку пулемёта, он со злобой шептал: «Это вам за жену! За сироток моих!» А в мозгу проносилась мысль: как он с ними, с пятью, один справляться будет? Отец думал, что погибнет в этом бою. Но смерть обошла его. Для того, чтобы он вернулся в своё Портнягино, к своим сироткам.

Валентина

Валентина Ильинична Меркурьева (Саночкина) родилась 8 сентября 1939 года в многодетной крестьянской семье – жителей деревни Зарубиной Талицкого района Свердловской области. У Ильи Степановича и Анны Семёновны было четверо детей. Трое – Яков, Владимир и Валентина – родились до войны с разницей в три года: в 1933-м, 1936-м и 1939-м годах. А Нина родилась в 44-м, когда Илью Степановича комиссовали из армии.

А на фронт отец ушёл в первые дни Великой Отечественной. Письма-треугольнички приходили редко. В одном из них узнали о тяжёлом ранении тяти. Ампутацию руки фронтовые медики не допустили, но она плохо слушалась хозяина. Потому и после возвращения к мирной жизни отцу предложили лёгкий труд – быть учётчиком в колхозной бригаде. И он с утра до ночи ездил на лошади с поля на поле со своим «измерительным инструментом» – саженью. Вёл строгий учёт, сколько вспахали, засеяли, скосили, обмолотили, настоговали сена.

- Нас, детей, тятя видел редко, – вздыхает моя собеседница. – Всё его время «съедала» работа. В колхозе его хвалили.

Зарубинскую начальную школу Валя закончила на «хорошо» и «отлично». Очень хотелось учиться дальше, да не получилось. В пятом классе девочка проучилась до первых морозов – средняя школа располагалась в селе Смолино, за 9 км от их деревни. А на всех детей семьи имелась одна-единственная телогрейка да старые кирзовые сапоги. Никто, конечно же, в те годы не собирался подвозить учащихся до школы. Ходили пешком. Только на дорогу уходило почти 4 часа. Уходили утром в потёмках, возвращались вечером в темноте. Поэтому учёбу Вали «свернули». Но без дела девочка не сидела – она стала главной помощницей мачехи в домашнем хозяйстве и на кухне.

А вот брат Володя преодолел тернистый путь к знаниям. Учился он с большим желанием. Но и с ним однажды случилась беда, едва не поставившая точку не только в учёбе. Подросток возвращался домой после занятий в ужасно морозный день. Ноги пристыли к подошвам сапог, плохо слушались. Решил парень немного посидеть, прислонился к берёзке. И… задремал! Тут-то и заметили его зарубинские мужики, возившие с поля солому. Долго растирали тело паренька, его закоченевшие конечности. Спасли бедолагу…

В няньках

Трудовой путь у моей героини начался сразу после 4-го класса. Девочка-подросток стала работать по найму, в няньках – сначала в одной семье, потом в другой. Режим дня у няньки строгий – с утра до ночи водиться, следить за ребёнком, отвечать за него головой. И кроме этого заставляли выполнять разные мелкие работы по дому – в то время, пока подопечное дитя спит: принести в дом дров, воды, растопить печь, подмести полы, вымыть посуду…

Но, слава Богу, хозяева попадались порядочные. Не обижали Валю. Жалели сиротку…

И больше всех любила и жалела её родная сестра матери Надежда Семёновна Махнёва, которая проживала в Терсюкском. Семья у неё была немалая, но и племянников тётя Надя привечала. И как раз Вале материнской-то ласки и любви очень не хватало. Поэтому девочка в семье Махнёвых оказывалась частой гостьей. Валентине ничего не стоило пешком из Зарубиной добраться до Шатрово, а там – до Терсюкского «рукой подать», каких-то 30 километров! Однажды пришла Валя к тёте Наде погостить, да так и осталась у неё навсегда. Судьба…

Продолжение биографии

Поначалу пристроилась нянькой у Зои-продавщицы. Потом устроилась на пилораму, смонтированную на берегу озера Полой. Пилила дрова. Даже для взрослой женщины эту работу лёгкой не назовёшь, а тут – девчушка. Правда, выносливая и трудолюбивая. Да ведь и на жизнь надо где-то зарабатывать. Позднее трудилась в строительной бригаде, которая возводила скотные дворы на фермах в Воротниковой, Камышевке и других сёлах.

Но большая, постоянная и серьёзная работа началась, когда пришла работать дояркой на Терсюкскую ферму. Почти всё, включая дойку, выполнялось вручную. А подоить почти полтора десятка коров закреплённой за тобой группы – это какие же надо иметь руки! И сено заготавливали, и коров пасли по очереди, и корма в кормушки задавали, и коров чистили, и в корпусе наводили порядок – всё вручную…

Электричество в селе включали строго по графику, в определённое время. В каких-то особенно торжественных случаях (скажем, свадьба у кого-то или проводы в армию) могли продлить удовольствие часа на два. Доярки уходили на утреннюю дойку в 5 часов. Шли на ферму в полной темноте – нигде ни огонька.

И труд был нелёгким, и другие условия – непростые. Но это – не на всю жизнь, а временно. Появилось новое рабочее место уборщицы в школе – теперь уже до выхода на заслуженную пенсию. Жизнь Валентины Ильиничны тесно связана с этим учебным заведением. Прошла разные должности – уборщица, повар, прачка, ночная няня. В последней должности – 14 лет.

Моя собеседница глубоко вздыхает:

- Порой не спится ночами, «прокручиваю киноленту» моей жизни. С самого раннего детства по каждому году. И всю жизнь – в трудах да заботах. Но и времена, и люди были разными. Раньше как-то дружнее, мне кажется, жили. Все друг друга знали и по-своему любили, помогали всегда, чем могли. Знали о соседях все подробности их жизни. Никаких секретов не утаивали, делились всем, чем могли. Даже вот состряпала хозяйка что-то вкусное – соседей обязательно угостит, рецептом какой-то новой заготовки продуктов или домашнего блюда поделится. Раньше ведь не было журналов всяких с советами да рецептами. Недаром говорят: «Надёжный сосед – что хлеба сусек!». Можно было спокойно отлучиться из дома на несколько дней – хозяйство не останется без присмотра. И коровку подоят, кур-гусей накормят, телёнка напоят, и в доме приберутся. Жили, как сёстры. С удовольствием назову некоторых из них: Антонина Евстратьевна Киселёва, Таисья Семёновна Дюрягина, Анна Васильевна Бутакова. Любили рукодельничать – вышивать гладью, «выбивать» оконные занавески на швейных машинках, ткать половики-дорожки на пол. Ведь в магазинах ничего купить было невозможно. Все жили одинаково – не делились на богатых и бедных…

В 1958-м Валентина вышла замуж и сменила фамилию. С мужем Михаилом вырастили и воспитали сына Александра, который после школы выбрал профессию водителя и верен ей всю жизнь. Ветеран труда. Имеет троих детей и двух внуков, которые не забывают навещать родителей. Валентина Ильинична пользуется услугами социальной службы, довольна помощью её работников.

... По сей день наши юбиляры покоряют своей скромностью, рассудительностью, приветливостью. Не озлоблены на судьбу и время, в котором им довелось жить. Осень жизни этих замечательных людей прекрасна, она насыщена богатым жизненным опытом и золотой мудростью. От имени совета ветеранов поздравляю всех наших именинников сентября. Особенно – юбиляров.

Ольга БЕЛОГЛАЗОВА.

 

Комментарии

Рассказ о трагических событиях времён Гражданской войны, происходивших на территории района.

Все новости рубрики Ветераны