«Есть такая профессия — Родину защищать»

Рассказ о военной династии семьи Федоровских их села Кодского.

Как нельзя лучше, эти слова командира погранзаставы из знаменитого кинофильма «Офицеры» подходят к героям нашего рассказа братьям Федоровским: Валерию, Александру и Михаилу из села Кодское. Более ста лет насчитывается военный стаж служению Родины мужчин в семье Федоровских. Родоначальником военной династии стал Алексей Иванович Федоровский, который прошёл сначала срочную военную службу, а затем был участником Великой Отечественной войны, воевал с японскими самураями. В семье фронтовика родилось 9 детей, из которых трое стали кадровыми военными. Мы побывали в гостях и побеседовали со средним братом Михаилом Алексеевичем Федоровским. Сегодня он военный пенсионер, старший прапорщик в отставке, ветеран военного конфликта на Даманском острове и войны в Афганистане.

- Михаил Алексеевич, расскажите, как получилось, что вы, деревенские ребята, привыкшие к крестьянскому труду, решили стать профессиональными военными?

- Мы - дети послевоенного времени, тогда вся жизнь была пронизана темой прошедшей Великой войны. Это сейчас школьникам за 4 урока рассказывают про всю Вторую мировую, а мы жили ею, были очевидцами людского горя, сиротства. Во многом повлияли и рассказы отца-фронтовика. И срока давности для нашего поколения у этой боли нет. Возьмём, к примеру, акцию «Бессмертный полк», критика недругов в её адрес показывает, что война с фашизмом не закончена и ведётся на духовном уровне в важной для народа исторической памяти. Поэтому мы сыны своего времени, и мой старший брат Валерий после срочной службы, не раздумывая, уехал поступать в Ташкентское танковое училище. И поступил, а затем успешно его окончил. Служил в частях авиации в Монголии, на Таймыре, в Москве, был политработником. В отставку ушёл в звании подполковника. Второй брат Александр поехал в это же училище и окончил его. Служил в 44-й танковой дивизии в Елани, затем в Германии. Два года выполнял интернациональный долг в республике Афганистан. Одним из первых прибыл для ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС. И я попробовал свои силы и знания при поступлении в это же училище. Руководство учебного заведение ратовало за семейные военные династии, но врач на медкомиссии был непреклонен (у меня выявили гипертонию). И я отправился на срочную военную службу в г. Свердловск И-70 в войсковую часть 52508. Службу проходил в тактических ракетных войсках с 1968 по 1970 год. В марте 1969 года наш 112-й отдельный ракетный дивизион отправили на советско-китайскую границу для предотвращения военного конфликта на Даманском острове. За несколько дней это злосчастное место (29 гектаров) для наших пограничников было выжжено реактивным залповым огнём «Град-40». Потом был «дембель» и возвращение на малую родину.

- А как Вы приняли решение вновь вернуться в армию?

- Колхоз наш в передовиках не числился, МТС перевели в «Сельхозтехнику», так что особых заработков не было. Я и год не пробыл дома, написал письмо своему командиру с просьбой вернуться на сверхсрочную службу. Пока ждал ответ, женился на молодой девушке Надежде Головиной из Воротниковой (с ней в следующем году отметим золотую свадьбу). Затем пришло приглашение, и мы вместе с супругой уехали в часть, где меня назначили старшиной стартовой батареи. В 1972 году в армии ввели институт прапорщиков, и меня отправили в Пензенскую область на учёбу. После окончания меня, новоиспечённого прапорщика, направили на службу в «дружественную» нам страну Венгрию в старинный город Секешфехервар (в переводе «белый град»). Венгры не очень были рады нашему присутствию, но смирялись, ведь СССР был сверхдержавой. Здесь у нас родился второй сын Андрей (первенец Евгений родился в Свердловске). После пяти лет службы пришла плановая замена (больше 5 лет служить за границей было нельзя). На этот раз Родина направила меня в г. Ашхабад (Туркмения). Здесь из ракетчиков я переквалифицировался в вертолётчики. Было это в декабре 1979 года. Все мы ждали приближения Нового года, было предпраздничное настроение, но судьба распорядилась по-другому...

- Почти два года Вы принимали участие в боевых действиях в республике Афганистан. Расскажите об этом периоде.

- 27 декабря 1979 года наше подразделение из г. Кушка передислоцировалось в афганский город Герат, затем в г. Шиндант. Здесь в 302-й отдельной вертолётной эскадрильи 5-й мотострелковой дивизии, которой с 1980 года командовал будущий командующий 40-й армии генерал Борис Громов, и проходили мои боевые будни. Первый год на боевые задания я летал с десантом на МИ-8, был пулемётчиком. Мы уничтожали караваны душманов, которые шли из Пакистана, часто приходилось забирать раненых с поля боя. У бандформирований первое время не было ПЗРК (переносных зенитно-ракетных комплексов), они обстреливали нас из автоматического оружия. Наши вертолёты выдерживали много пулевых пробоин, но если пуля попадала в бензобак, случались и взрывы. Поэтому модернизация техники шла вместе с новым боевым опытом. Конструкторы на заводах стали устанавливать 10 мм бронезащиты на более опасных местах вертолёта. У нас служили профессионалы высшего класса. Могу с гордостью сказать, что ни одной боевой машины мы не потеряли. Война в Афганистане стала настоящим испытанием для боевой авиации, причём основная нагрузка легла на вертолётчиков. Атака целей, разведка, эвакуация раненых, доставка боеприпасов и продовольствия - всё это способны выполнить вертолёты.

- Скажите, что было самым страшным?

- Много было того, чего не хочется вспоминать, слёзы наворачиваются сами собой. В 1981 году 60% личного состава (более трёх тысяч человек) заболело гепатитом (желтухой). Болели даже командиры штабов и полков! Заболел и я. Два месяца меня лечили врачи в госпиталях Самарканда, Ферганы, выявили тропическую лихорадку. На поправку здоровья предоставили отпуск домой, но с условием доставить «Груз-200» в один из Пермских посёлков. С двумя солдатиками мы привезли цинковый гроб в военкомат, там нас встретила мать погибшего, красивая, лет под 40 женщина. Она привезла деревянный гроб и попросила переложить туда тело сына. По инструкции это делать строго воспрещалось, но мы поддались мольбам матери. Когда мы открыли «цинк», представилась страшная картина: куски человеческого мяса, изрубленные афганской саблей... Женщина на глазах полностью посидела и состарилась. Это был её единственный сын.

- В Афганистане служил и Ваш старший брат Александр?

- Да, к сожалению, его сейчас нет в живых. Он служил в засекреченном агитационно-пропагандистском отряде с 1983 по 1985 годы. Главная задача отряда - работа с местным населением и специальная пропаганда среди бандформирований. Саша рассказывал, что их деятельность приносила хорошие результаты. Например, благодаря разъяснительной работе среди дехкан (крестьян), сопротивление душманов прекращалось, и в отдельных кишлаках наступал мир. Они не только разъясняли, но и помогали материально: раздавали продукты, одежду, стройматериалы, оказывали афганцам медпомощь. Конечно же, без боестолкновений не обходилось, были и потери. После «афгана» Александр Федоровский служил в полку химзащиты г. Златоуст. Военную службу закончил в Польше в 1990 году в звании подполковника, награждён орденом Красной Звезды.

- А где Вы служили после «афгана»?

- Всем интернационалистам предоставлялось право выбора дальнейшего места службы. Я выбрал поближе к дому — г. Шадринск. Служил в батальоне аэродромного обслуживания старшиной роты охраны. После 20 лет выслуги стал военным пенсионером и вернулся на малую родину.

- Кто ещё избрал профессию военного в роду Федоровских?

- Мои племянники. Олег Федоровский 20 лет отдал военному делу, был инженером-испытателем на Байконуре. Дети старшего брата Валерия, Игорь и Олег, закончили Тульское военное училище и также посвятили себя армии. Так что, если сложить все годы службы нас, братьев, отца, племянников получится, что больше ста лет мужчины нашего рода отдали служению Родине.

- Спасибо за беседу.

Комментарии

40 лет назад с жителями нашего района встречался Герой Советского Союза лётчик Михаил Девятаев.

Все новости рубрики Ветераны