«Начало войны было похоже на похороны … »

...

На территории района продолжается работа по реализации проекта «Украденное детство (Горький хлеб войны)».

Настоящий проект направлен на сохранение исторической памяти о Великой Отечественной войне на основе воспоминаний жителей области об их детстве в годы войны. Итогом проекта станет издание альманаха. Председатель районного совета ветеранов Надежда Шестакова и корреспондент районной газеты «Сельская новь» Владимир Черныш побывали у ветеранов села Барино. Сегодня мы предлагаем нашим читателям воспоминания о войне Вассы Фёдоровны Благининой.

Страшная весть из репродуктора

Когда началась война, мне было 8 лет, я с 1932 г.р., первый класс окончила ещё в довоенное время. Жили мы в Ниапском лесопункте Белозерского района Курганской области. На второй день в наш посёлок пришло 3 повестки, в том числе и на моего дядю Афанасия Фёдоровича Васильева (брат мамы). В то время не в каждом доме было радио, а у нас висела чёрная тарелка, но 22 июня 1941 года, мы её почему-то не включили. Отец, как обычно, ушёл на работу (он трудился всю жизнь лесничим, ему даже бронь дали и на фронт не призвали), но вскоре вернулся и сказал, что началась война с Германией. Страшную весть папа узнал из репродуктора, который висел на столбе напротив конторы. Вокруг столба собралась толпа односельчан, многие плакали... В доме поднялся переполох и плач. Семья у нас большая - 9 человек! Папа, Фёдор Евстафьевич Плашиннов, мама Анастасия Фёдоровна, бабушка Соломия Ивановна, братья Савва (умер в 41-м от туберкулёза) и Григорий, сёстры Мария, Галина, Ольга. Я была четвёртым ребёнком.

На третий день войны начались первые проводы на фронт. Вечером пришла подвода лошадей, мужики попрощались с родными и сели на телегу. Многие односельчане долго шли за ними, кто плакал, кто-то шёл молча. Это было похоже на похороны. А я, провожая любимого дядю Афанасия, ревела на всю округу. Он совсем недавно пришёл с Финской войны и считался подготовленным, поэтому, наверное, его призвали в числе первых. Дядя служил рядовым сапёром 63-го полка 176-й стрелковой дивизии на Карельском фронте. Писал он часто, дома у него остались мать и жена. Погиб он 2 марта 1945 г. под Кенигсбергом. Вот так всю войну прошёл, награждён медалью «За отвагу», дважды ранен, а до Победы не дожил...

Когда зрелых мужиков позабирали, потянулись серые будни: в домах ждали почтальона, все слушали по радио известия с полей войны. Затем стали уходить на фронт юноши-мальчишки. Провожать стали более торжественно: кто-то соберёт хоть скудный стол, кто-то повеселится через слёзы под гармонь. Стало правилом, если заиграет в посёлке гармонь, значит, кого-то провожают. Почта от нас за 7 км была, почтальон приходил не каждый день, а когда появлялся, мы, ребятня, бежали за ним и смотрели, в какой дом он зашёл. Слушали, если тихо, значит, письмо от живого, а если поднимался плач, значит, пришла похоронка. В ту квартиру шли соседи и оплакивали погибшего вместе с родственниками. Народ, казалось, жил одной семьёй. Потом стали привыкать. Поплачут, погорюют, а жить-то надо и люди шли и занимались каждый своим делом.

«Чем ты помог фронту»

Мы, дети, тоже не били баклуши, а постоянно были заняты полезным трудом. Играть удавалось очень редко. С младшими сёстрами сидела бабушка Соломия. У нас на каждый день, кроме учёбы, взрослые давали задание. Весной копали огороды под картошку и овощи, затем садили, пололи, убирали. Когда начинался сенокос, несмотря на возраст, мы с братом Григорием косили сами аж до сентября. Сена надо много, ведь держали скотину, которая помогала нам выжить в войну. С покоса мы не должны приходить с пустыми руками. По пути собирали грибы, ягоды, разные травы. Кстати, грибы готовили не только для себя, а часть сдавали заготовителям. В грибной сезон дети собирали грузди и сваливали в кучи, а вечером приходили матери и носили их на реку мыть. Мы с братом по 10 вёдер набирали за день! Часть грибов сдавали за оплату (рассчитывали солью, чтобы себе посолить), а часть сдавали безвозмездно в Фонд обороны.

В третьем классе в школе создали тимуровские отряды. Мы все вступили в него. Под руководством учителя помогали старым людям сложить дрова, убрать во дворе..., а ещё была такая услуга — привести детей из садика домой. Их матери трудились на лесозаготовках, приходили уставшие, они были очень благодарны нам. Также при школе работал кружок рукоделия, мы учились чинить одежду, вязать на спицах. Вязали носки и рукавицы с двумя пальцами - на большой и указательный для бойцов Красной армии. Плакаты, которые висели повсюду «Чем ты помог фронту», «Всё для фронта, всё для Победы», не были для нас пустыми словами. Это было руководство к действию.

С 5-го класса занятия начинались с 1 октября. Месяц мы работали в подсобном хозяйстве лесопункта. Копали картошку, рвали морковь, коноплю (из неё делали верёвки, использовались они на трелёвке леса и сплаве). Никто не пропускал ни одного дня, все подростки чувствовали ответственность. В школе мы изучали военное дело, досконально знали, из каких деталей состоит винтовка Мосина, а также как её применять в бою. Помню, мне преподаватель задал вопрос: «Для чего нужен затвор?». Отвечать надо чётко и быстро. Я ответила: «Затвор нужен для досылания патрона в патронник, производства выстрела и выбрасывания стреляной гильзы». Учебников мало, купить негде, передавали их один другому. Не было ни тетрадей, ни карандашей, ни чернил, писали на газетах. Но главное — не было хлеба. Его выдавали по карточкам на иждивенца 200 г и на работающего — 500 г. Хлеб заменяла картошка, но и той часто не доставало. Ели разную траву и листья — лебеду, корни «сорочьи» и камышовые, пучки, саранки и листья боярышника. Траву сушили, толкли в ступах и добавляли в пюре картофельное, пекли лепёшки. Хорошо, у кого корова была, можно эти «деликатесы» запивать молоком, но у многих бурёнки отсутствовали...

Детей на работу оформляли редко, но была отдушина. Леспромхоз не только рубил лес, но и восстанавливал его. За молодыми сосёнками вели уход. Вот сюда оформляли детей, иногда на декаду или две. Оформленным давали дополнительно карточку на 200 г хлеба. Мы и этот момент старались не упустить. Трудились не ради денег, а ради хлеба.

Долгожданная Победа!

Школу мы топили дровами, которые ученики с родителями и заготавливали. Пятый класс в 1945 году окончили всего 5 учеников, двое без троек, а у меня одна четвёрка, а остальные все пятёрки. Нас за учёбу даже премировали, давали по тетради, карандашу и по пёрышку. У нас никогда не было ни карманных денег, ни горячих обедов. Иногда по 6 уроков терпели без еды... Скажу честно, тяжёлые военные условия нас не испортили, а лишь закалили. Из нашего поколения мало лодырей и тунеядцев. Все старались работать на совесть, с огоньком.

Долгожданную Победу я встретила уже в другом, но тоже лесном посёлке. Как обычно, пошла в школу, встречаю учительницу, а она издалека кричит: «Ты что не слышала! Сегодня война окончилась! Подбежала ко мне, обняла от радости и сказала: «Иди, бросай сумку и беги в клуб». В клубе почему-то взрослых было мало, в основном школьники. Митинг открыли три фронтовика, вернувшиеся домой по ранению. Старший по званию открыл митинг, сказал речь. Второй стал говорить, видимо, разволновался и пал на пол. У него случился приступ эпилепсии, его по контузии демобилизовали. С третьим случилось то же самое. Вот такими искалеченными душой и телом возвращались защитники Родины.

Митинг кончился, а мы не спешили расходиться, мечтали, какая будет жизнь, никого не будут убивать, хлеба будет досыта...

А ещё мы стали свидетелями такой картины. По посёлку проходила узкоколейка, и тут же стояла узловая станция, где встречались гружёные поезда с порожними. В этот момент шли 2 поезда навстречу друг другу. На «порожняке» стояли рабочие, они, обнявшись, пели какую-то песню. Мы очень давно не слышали песен от взрослых. А когда поезда поравнялись, раздались длинные сигналы паровозов. У нас волосы поднялись дыбом, мы стояли, как заворожённые. А затем тоже стали обниматься и прыгать, выражая свою радость, что настали мирные дни.

Васса Фёдоровна Благинина отдала лесному хозяйству 40 лет жизни. Имеет звание «Ветеран труда». В 1950 году окончила в с. Просвет лесную школу, трудилась лесоводом в Боровлянском, Исетском, Приозёрном лесничествах, затем перешла на работу в бухгалтерию. Занимала должность старшего бухгалтера Бариновского леспромхоза, а затем и главного. С супругом, Иваном Афанасьевичем Благининым (единственным кавалером ордена Ленина в лесном хозяйстве Шатровского района), воспитали двоих сыновей — Сергея и Владимира. Сегодня ветерана радуют внуки и правнуки.

Комментарии

Все новости рубрики Ветераны