Остались только самые приятные воспоминания

К 100-летию образования пионерской организации. (Продолжение. Начало в №21 за 26.05.2022 г.).

После выхода в нашей газете статьи «Скажем вам по-честному: отлично мы живём» про Бариновский пионерский лагерь, своими воспоминаниями о работе и отдыхе поделились наши шатровские читатели: Николай Анатольевич Ядрышников и супруги Стариковы, Александр Васильевич и Татьяна Осиповна.

Николай Ядрышников:

С этим лагерем я знаком с детства. В 70-х годах я отдыхал здесь. Было всё здорово, за исключением одного момента. В лагере я простудился, поднялась температура, и меня положили на неделю в Бариновскую больницу… После окончания Шадринского физкультурного техникума в 1984 году я несколько лет работал в лагере инструктором по плаванию и физической культуре. В некоторые годы я был там все три смены: с июня по август включительно. За это время сменилось три начальника лагеря: бывшие директора и учителя Бариновской школы –  Владимир Васильевич Перминов, Валентина Ивановна Фалалеева, Александр Иванович Коршунов и Григорий Александрович Челноков из Мехонской школы. На всех сменах обязательно были музыкальные работники, с которыми я каждое утро проводил зарядку под аккомпанемент баяна. Это Николай Диканов, Сергей Осипенко, Виктор Мамонтов. После зарядки и пробежки по тропе здоровья дети с песнями и разными речёвками шли строем на завтрак. Потом все отряды выстраивались буквой «П» и сдавали рапорты начальнику лагеря, старшей пионервожатой. Несколько лет старшей пионервожатой была Наталья Кощеева (Секисова). Весь день в лагере расписан по минутам: конкурсы, соревнования, товарищеские встречи по футболу, плавание. Особенно запомнились пионерские костры, которые устраивали на открытии и закрытии смен. У нас были не «костерочки», а настоящие 4-х метровые костры!  Зрелище, конечно,  великолепное! Было весело и интересно.

Татьяна Старикова:

В 1981 году мы с мужем окончили Катайское педучилище по специальности «Учитель черчения и рисования». По распределению оказались в Шатровской школе. С 1982 по 1985 годы я работала в лагере пионервожатой (после службы в армии ко мне присоединился и супруг). У всех детей в лагере была единая форма: рубашки, пилотки горчичного цвета, обязательно красный пионерский галстук. В одну смену приезжало более сотни ребятни, и не только с нашего района, но и из Кургана (завод «Корвет» выкупал путёвки для детей своих работников). Дети проживали в четырёх корпусах (в двух было печное отопление, там жили самые маленькие от 7 до 10 лет). В центре лагеря размещался штаб, где собирались вожатые, шло планирование мероприятий. В лагере была запруда, где дети купались под контролем плаврука, были свои стадион, закрытая сцена и даже пропускной пункт, где всегда дежурили два пионера, а сама территория лагеря огорожена забором. В лагере была радио- и телефонная связь. Дети с родителями общались через письма, которые отправляли по почте. Помню, как мама одного мальчика рассказывала, приехав в лагерь на родительский день. В письме он написал: «Мама, забери меня отсюда, здесь каждый день кормят гречневой кашей с маслом». По тем временам гречка была в дефиците, в деревнях про неё только слышали. Надо сказать, питание в лагере было отменное, снабжение шло из Бариновского ОРСа. О работе в пионерском лагере у меня остались только самые приятные воспоминания.

Александр Стариков:

Начинался и заканчивался день в лагере по сигналу горна. На все важные мероприятия собирались также по звуку горна. В пионерских лагерях горнисты, барабанщики были в особом почёте. Ещё бы, ведь именно они отдавали звуковые команды всем отдыхающим детишкам. Особенно детям нравились однодневные походы к деревне Кокуй. Хотя в лагере и был свой водоём (запруда от р. Борисик), но вода из-за многочисленных родников там очень холодная, прогревалась только сверху. А возле Кокуя на реке Исеть был песок и тёплая вода… Каждую неделю я водил отряд в баню, которая находилась в Барино. Традицией в лагере стало проведение «Дня Нептуна». На этом празднике все друг друга обливали водой в честь визита почётных гостей: Нептуна и его свиты. Все костюмы, декорации делали сами, да и сценарии писали сами вожатые. Обязательным в каждой смене был родительский день, где нередко можно было увидеть расплакавшегося ребёнка на плече у расчувствовавшейся мамы. Некоторые, особенно маленькие дети, не выдерживали «круглосуточной кооперации», не хотели маршировать и петь. Поэтому, бывало, что после родительского дня ряды отдыхающих редели. Но больше было тех, кто и сегодня с удовольствием вернулся бы в пионерское лето! Ведь в памяти навсегда останется окончание пионерской смены у костра, перепачканные зубной пастой лица, новые друзья и общие фотографии, на которых все молоды и красивы.

Любимым занятием юных пионеров было сочинять и рассказывать жуткие страшилки в комнатах перед сном. Про гроб на колесиках, про пропавшего пионера Витю из прошлой смены, про чёрную руку. Традиция пугать друг друга после отбоя мистическими историями, вероятно, родилась в первые же «синие ночи». Но особую популярность и разнообразие «страшилки» получили в 1970-80-е годы.  В 1990 году Эдуард Успенский на основе популярных сюжетов «страшилок» написал повесть «Красная рука, чёрная простыня, зелёные пальцы».  Также одним из детских развлечений в пионерском лагере были бои подушками во время «тихого» часа.

Дорогие наши читатели, если вы хотите поделиться воспоминаниями об отдыхе в Бариновском пионерлагере, если в ваших фотоальбомах хранятся фотографии о том времени, милости просим в редакцию газеты «Сельская новь». Присылать фото и свои воспоминания можно и на электронную почту selnow@mail.ru с пометкой «Пионерлагерь». Не забудьте оставить свои контактные данные (фамилия, имя и телефон).

Комментарии

Все новости рубрики Ветераны