​«Отступать больше некуда - ведь за нами уже Москва»

Рассказ про фронтовика Николая Ивановича Андрюкова из д. Ленской.

Людмила Александровна Оглуздина из с. Мехонское обратилась в редакцию с просьбой помочь увековечить память её родного дяди Николая Ивановича Андрюкова. Много лет она собирала о нём сведения, даже написала про дядю стихотворение, но точно прояснить фронтовую судьбу дяди так пока и не удалось. Приятно, что родные люди и через 75 лет после войны не теряют надежды, а продолжают искать, собирать по крупицам факты из жизни своих погибших дедов, отцов, братьев...

 

Полные тёзки: погибшие и награждённые

Мы попробовали проследить боевой путь Николая Андрюкова по военно-архивным сайтам. На сайте «Подвиг народа» в поисковике вышло пять Андрюковых Николаев Ивановичей, награждённых различными боевыми наградами. Все они были разных годов рождения и из разных областей страны, но, к сожалению, не из нашего края. На сайте «ОБД Мемориал» полных погибших тёзки насчиталось трое, один из которых и был наш земляк. Из документов, уточняющих потери, мы выяснили, что Андрюков Николай Иванович родился в деревне Ленской в 1914 году. 25 июня 1941 года он призван в Красную армию Мехонским РВК Челябинской области. Последнее место службы 259-й стрелковый полк. Воинское звание — рядовой. Причина выбытия - пропал без вести в октябре 1941 года...

 

Погибшая дивизия...

259-й стрелковый полк входил в состав 179-й стрелковой дивизии. Эта дивизия была сформирована в Литве из местного населения. Командиры были русские. С началом войны многие литовцы взбунтовались и разбежались по домам. Дивизия из Литвы вышла к городу Невель Псковской области. В начале июля 1941 года дивизию пополнили 7 тысяч бойцов, призванных из Кировской, Пермской, Челябинской областей, в их числе и был красноармеец Николай Андрюков.

Из армейских донесений известно, что 179-я стрелковая дивизия заняла позиции на северо-западе от города Невель, вступила в бои, понесла большие потери в районе Забелье, остатки дивизии были отведены к г. Великие Луки. Затем дивизия ведёт бои за город, 20 июля 1941 года участвует в контрударе, которым немецкие войска были выбиты из Великих Лук. Оборона города длилась до 25 августа, потом он был оставлен. С 28 августа дивизия ведёт тяжёлые бои и вновь была вынуждена отступать. 31 августа бойцы заняли оборону на восточном берегу реки Западная Двина, а затем дивизия отведена во второй эшелон. За это время боёв погибли два командира дивизии. В строю осталось всего 300 человек, вся материальная часть дивизии была потеряна. 15 сентября 41 года часть сил дивизии брошена на уничтожение плацдарма на восточном берегу Западной Двины. На 16 сентября 1941 г. в 259-м стрелковом полку осталось 185 бойцов. Остатки 179-й стрелковой дивизии вывели из боёв и отправил в Калининскую область... Скорей всего, красноармеец Николай Иванович Андрюков погиб летом 1941 года в районе городов Великие Луки Псковской области и Андреаполь Тверской области.

 

Воспоминание однополчанина

В своё время Людмила Оглуздина отыскала однополчанина дяди, ветерана двух войн - Финской и Великой Отечественной Михаила Зотеевича Ленских. Вот, что он вспоминал: «Я - один из тех, кто был на мобилизационном пункте в с. Кондинское в тот первый день войны. Нас троих - меня, Свалова Василия Степановича и Андрюкова Николая (отчества не помню) — призвали из деревни Ленской 22 июня 1941 года. В Кондинское я приехал на лошади вместе с беременной женой. Так хотелось в то время мирной жизни, семейного уюта! Ведь с 1936-го по январь 1941-го я служил на действительной. Воевал на Финской. И вот опять предстояло идти в бой, в пекло. В отличие от большинства призывников, я был уже обстрелян­ный солдат. Поэтому хорошо знал, что ждёт нас впереди. Уже под вечер нас, мобилизованных, повезли в Шадринск. Ма­шина двигалась медленно, жена шла рядом и держала меня за ру­ку, предчувствуя долгую разлуку (домой я вернулся только в июле 1946 года).

После ночёвки в Шадринске нас соединили с мобилизованными из других районов и направили в г. Великие Луки. Так начался наш путь на фронт. Уже по дороге наш эшелон несколько раз попадал под бомбёжки вражеской авиации. И некоторые погибали, даже не успев доехать до фронта. В Великих Луках жили около недели в землянках. Однажды ночью мы поднялись по тревоге и быстрым маршем всю ночь шли до г. Торжка. А утром выяснилось, что наше расположение разбомблено. В Торжке пути земляков разошлись, всех направили по разным частям - кого куда. С войны вернулись только я и Василий Свалов».

 

Я уж думала – всё забудется
Людмила Александровна Оглуздина посвятила своему без вести пропавшему дяде стихотворение.
Я уж думала – всё забудется,
Я уж думала – не случится,
Но нечужая мне тверская земля
«Искрой памяти» в сердце стучится.
Там, подо Ржевом, врагами убитый
И своими лежит ненайденный,
Дядя мой «без вести пропавший»
И сынок у мамы единственный.
Может, стал он травой или деревом;
Может холмиком просто лежит,
Но земля эта, кровью политая,
В сердце, в душу мою глядит.
Может, снится тверскому холмику
Зауралья родная земля,
Деревенька родимая Ленская,
Мать, дочурка, Наталья-жена,
Дом, что дед и отец построили,
Да смела их гражданской войны волна.
И как мать растила его, лелеяла,
«Будет в доме хозяин» - ждала,
И надежды её оправдались:
Вырос сын и семья подросла.
В доме внучка уже резвилась,
Когда грянуло слово «Война».
В 41-м ушёл он из дома,
Получили четыре письма.
А в последнем писал:
«Отступать больше некуда -
Ведь за нами уже Москва».
И лежит он где-то ненайденный:
То ли дерево, то ли холмик,
То ли просто трава...
Далеко от родной сторонки,
Только Родина у всех нас одна.

 

 

 

 

Родилась Людмила Александровна Оглуздина в 1950 году в д. Усольцева. В 1968 году окончила Мехонскую среднюю школу, а в 1973 году - историко-филологический факультет Курганского пединститута. Работала учителем русского языка и литературы. После переезда с мужем в Курган трудилась воспитателем-методистом в детском комбинате КЗКТ. В 1988 году была переведена в отдел подготовки кадров завода колёсных тягачей. В 90-е годы Людмила Александровна перешла в отдел внешней кооперации (ОВК). Занималась закупкой и обеспечением производства тягачей комплектующими деталями, иначе говоря – снабжением. За 6 лет работы в ОВК объездила СССР вдоль и поперёк. В 96-м вернулась в родную стихию, в отдел подготовки кадров, откуда в 2005 ушла на пенсию с должности ведущего инженера по подготовке кадров ОАО «Русич» - КЗКТ ветераном труда, ветераном автомобилесельхозмашиностроения. С 2007 года Людмила Оглуздина проживает в Мехонском.

 

После окончания войны Сталин назвал «официальную» цифру погибших за время боевых действий в 7 млн человек. Хрущёв в 60-е годы эту цифру увеличил до 20 млн. Реальные подсчёты погибшего населения начались только в конце 80-х годов, но до сих пор вопрос о реальном количестве погибших остаётся открытым. Согласно современным данным Министерства обороны РФ, за время Великой Отечественной войны общие людские потери СССР составили около 26,6 млн человек, из них около 12 млн — военнослужащие.

Комментарии

Папа, дедушка, прадедушка – самые главные титулы жителя села Мехонское Николая Никитича Кокшарова

Все новости рубрики Ветераны