«Парням желаю удачи, без этого никуда»

В редакции газеты «Сельская новь» прошла встреча с участником специальной военной операции Михаилом.

Он приехал с фронта в отпуск, чтобы повидаться с дочкой Дашей и её мамой Светланой. Сразу оговоримся, Михаил — человек с непростой судьбой. Для своих 30 лет он много повидал в жизни, не боялся никакой тяжёлой работы, пробовал себя в разных специальностях. В детстве после смерти отца он с братом и сестрой оказался в детском доме (ещё одну старшую сестру взяла к себе на воспитание бабушка). В г. Ленинске-Кузнецке Кемеровской области в политехническом техникуме получил две специальности — плотника и каменщика. Шесть лет назад с другом приехал в Шатрово да так здесь и остался. Встретил свою женщину, стал отцом. Возможно, так бы и жил Михаил, трудился, воспитывал дочку, но в стране началась специальная военная операция.
- По вечерам после работы я смотрел по телевизору новости с СВО, - говорит Михаил. - Я видел лица героев, простых молодых ребят, как и я. Не раз говорил себе: «Чем я хуже их». Здоровье есть, сила тоже, и Родину я не меньше люблю. Посоветовался с семьёй и решил подписать контракт на военную службу.
- Михаил, многим твоим сверстникам интересно узнать, как говорится, от первого лица, твой путь от военкомата до передовой. Были ли какие-то сложности, опасности?
- В июне прошлого года в военном комиссариате г. Кургана я подписал контракт на два года, и был направлен в учебное подразделение в г. Елань Свердловской области. Здесь выдали обмундирование, начались учебно-тренировочные занятия. В основном, это были строевая и тактическая подготовки, учили ставить армейские палатки, жить в полевых условиях. Удивляло большое количество добровольцев, причём достаточно разного возраста – от 19 до 70-ти лет. Через месяц первую партию бойцов, в которую попал и я, отправили самолётом в Ростов-на-Дону. Здесь я попал служить в чеченское подразделение «Ахмат». Служить пришлось на Запорожском направлении. В прифронтовой зоне нам выдали боевое снаряжение, автоматы, и снова началась учёба, практические занятия по огневой подготовке (стреляли из разных видов стрелкового оружия, гранатомётов, ПТУРов), изучали сапёрное дело, тактическую медицину, проходили штурмовую подготовку, боевое слаживание. Я очень благодарен нашему инструктору, он из бывших «вагнеровцев», который рассказывал, показывал всё досконально. Все мелочи на войне очень важны. Особых трудностей для себя я не ощутил, потому что физически был подготовлен, это на фронте многое значит. Например, моя военная специальность — стрелок-гранатомётчик. Когда уходишь на «передок», на себе несёшь до 40 кг «снаряги»: бронежилет, каску, автомат Калашникова (или пулемёт), 8 магазинов с патронами к нему, гранатомёт с боекомплектом плюс две ручные гранаты, рюкзак с разными вещами, аптечку, продукты, воду. Идти приходится не один километр. А вот опасности подстерегают везде, даже в прифронтовой зоне, когда находишься на ротации. Это и дальнобойная вражеская артиллерия, и авиация, но больше беспокоят квадрокоптеры, так называемые, «птички». Они могут прилететь в любой момент и сбросить боезаряд прямо к твоим ногам.
- Знаем, что ты получил ранение, контузию. Расскажи, как это произошло?
- От командования получили приказ зачистить территорию разбитой войной деревеньки, мирных людей там давно нет. Наша боевая группа выдвинулась под утро. Вдруг начались «прилёты», одного бойца ранило, я с товарищем зашёл в ангар без крыши, и там раздался взрыв. Я даже не понял, что это было. Когда пришёл в себя, то увидел на земле свою разорванную пополам каску (осколок попал прямо в голову), другие осколки угодили возле глаза и в кисть руки. Если бы не бронежилет и каска, то стал бы «грузом 200». Два моих товарища-осетинца оказали мне первую медицинскую помощь, перевязали раны и сопроводили к санинструктору. Потом меня доставили в госпиталь в Херсонскую область. Там врачи зашили раны, провели медикаментозное лечение, и вскоре я снова вернулся к ребятам в строй.
- Приходилось ли непосредственно встречаться с солдатами с противоположной стороны?
- Да. В январе этого года наши ребята с квадрокоптера засекли в 800 метрах от нас вражескую ДРГ (диверсионную разведывательную группу), которая пряталась в разбитом блиндаже. Мы незаметно подошли к ним. Первый наш боец наставил на них оружие и предложил сдаться. В ответ в него полетела граната, потом другая, завязался стрелковый бой. Они стали отступать, их отход прикрывал миномётный расчёт, находившийся в лесопосадке. После часового боя четверо вражеских солдат были уничтожены, среди них один был поляк. Шесть наших бойцов также получили ранения, но убитых не было.
- За бой и ликвидацию ДРГ тебя наградили?
- Награды не дали, но поощрили отпуском домой, в котором сейчас и нахожусь.
- Как оцениваешь своё участие в специальной военной операции?
- Я делаю работу как все, может где-то лучше, где-то хуже, не знаю. Но точно знаю одно, мы работаем честно и на совесть. Там у меня изменилось отношение к близким людям (тем, кто рядом, кто не бросит в критической ситуации, не оставит, если случится что-то). Дай Бог здоровья тем, кто жив, и царствие небесное тем, кого с нами больше нет, они всегда будут в наших сердцах и нашей памяти.
- Что посоветуешь парням, которые собираются участвовать в СВО?
- Первым делом, надо взвесить все «за» и «против» ещё дома, обязательно повстречать с теми, кто там был. Конечно же, быть физически выносливым, чтобы не быть обузой в боевой обстановке. А если окажетесь там, самое главное - это быть внимательным к деталям, голова должна вертеться на 360 градусов, смотрим, куда идём, и понимаем, зачем мы туда идём. Тогда будете живы и вернётесь к своим семьям с победой. А если желать чего-то, то, конечно, удачи, без этого никуда.

Комментарии

Фотогалерея к 35-летию завершения боевых задач 40-й армией в Афганистане.

Рассказ о фронтовике Великой Отечественной войны Евгении Вавиловиче Маклакове.

Все новости рубрики Ветераны