Почти ровесница революции!

...

Рассказ о долгожительнице из с. Широково Капиталине Фёдоровне Ядрышниковой, работавшей в годы войны почтальоном.

«Баллада о сельском почтальоне» местного поэта Александра Кокшарова, опубликованная в статье «Вы сейчас доброй памятью просто живите...» (№47 от 19 ноября 2020 года) получила широкий отклик наших читателей. И даже продолжение поднятой темы. В последнем четверостишии «Баллады» есть такие слова: «И если есть одна живая среди знакомых вам людей, я вас прошу и заклинаю - Вы поклонитесь в ноги ей». Мы нашли женщину, которая в годы войны трудилась почтальоном в селе Широково. Это Капиталина Фёдоровна Ядрышникова.

 

116 похоронок она в сельсовет свой принесла...

Она почти ровесница Октябрьской революции, только родилась на два года позже, но в день свершения этого переломного для страны события - 7 ноября 1919 года. Позади у неё уже и вековой юбилей. Сегодня Капиталина Фёдоровна самая старейшая жительница района, она даже старше самого дня образования Шатровского района! (10 декабря 1923 года). Вся жизнь долгожительницы связана с родным селом. Родилась в большой крестьянской семье, была самой старшей среди брата и сестёр. Сегодня живы и младшие сёстры - Мария Фёдоровна Букина (Ядрышникова), живёт в Широково и Агафья Фёдоровна Кудрина (Ядрышникова), живёт в Шатрово. Им тоже уже за 90 лет. А единственный брат Андрей в 1941 ушёл на фронт, а в 42-м семья получила извещение, что он пропал без вести.

Капиталина Фёдоровна окончила только 5 классов и сразу устроилась на работу в колхоз «огородницей». Потом стала помощником бригадира в полеводческой бригаде. В 1940 году вышла замуж за Деониса Илларионовича Ядрышникова, родилась дочка Антонида. В 1941 году проводила мужа на фронт. Через год Деонис был комиссован по ранению, и до 1996 года супруги больше не расставались.

Всю войну Капиталина Фёдоровна проработала сельским почтальоном. Ходила пешком в Шатрово за корреспонденцией, с тяжёлой сумкой возвращалась обратно. Но не это было самым трудным. Вручать похоронки родным, приносить извещения о пропавших без вести земляках... Это было невыносимо для молодой женщины. В мае 1945-го она два дня не могла отдать своей бабушке письмо о гибели в Польше её сына Александра Ивановича Бархатова. Она была младше дяди всего на два года. Капиталина Фёдоровна хорошо помнит Александра Ивановича, его маму Лукерью Ивановну и двух старших братьев Венедикта Ивановича (погиб на войне в 1942 году) и Марка Ивановича (прошёл всю войну, был ранен, но остался жив). Александра Бархатова призвали на действительную срочную службу осенью 1939 года. Служил он на Дальнем Востоке, а с началом Великой Отечественной войны их часть перебросили на Западный фронт.

 

«Шлю свой фронтовой и сердечный привет...»

У Капиталины Фёдоровны сохранились письма-треугольники за разные годы. Вот содержание одного из них: «Добрый день! Здравствуйте дорогие родители - мамаша Лукерья И. и племянница Капа Ф., и зять Деонис. Шлю свой фронтовой и сердечный привет и желаю всего хорошего в вашей молодой и устарелой жизни. Я вам шлю, мамаша, свою фотокарточку, как Вы просили. Пока я живу ничего. Высоки Карпатские горы, мы перешли их уже, сейчас нахожусь в Чехословакии город Мукачев. Дальше пойдём в Венгрию – к мадьярам. Я думаю всё об вас, как Вы живёте и что работаете, потому что Вы, мама, стара. Но ничего, скоро война должна кончиться, и я, может, вернусь к Вам. Здесь чехи живут очень хорошо, вина виноградного сколько хочешь, винограда тоже, и хорошо встречают наших бойцов. Но пока, писать больше нечего. Жду ответ. До свидания. Остаюсь жив и здоров, чего и Вам желаю, мама, Капа и всем родным. Ваш сын Саша. 8.12.1944 г.».

В архиве Министерства Обороны сохранились краткие сведения о нашем земляке и наградной лист на его имя. Красноармеец Бархатов А.И., 1917 года рождения, в Красной Армии с октября 1939 года. В составе железнодорожных войск с 30.03. 1943 г. в должности подрывник минно-подрывного взвода 63 мостового ж/д батальона. Службу проходил на Воронежском, I и IV Украинском фронтах. 15.03.1945 г. его представили к награде. Вот как описывается в наградном листе его личный боевой подвиг: «Мужественный и отважный минёр тов. Бархатов за период январь-февраль 1945 года обнаружил и обезвредил 250 вражеских мин. Работая в трудных условиях, не щадя своих сил, здоровья и самой жизни, всегда на отлично выполнял задания командования по разминированию ж/д участков. За проявленную личную инициативу, энергию, мужество и смелость при выполнении боевых заданий тов. Бархатов Александр Иванович заслуживает правительственную награду – медаль «За отвагу». Командир 63-го мостового ж\д батальона подполковник Исаев».

31 марта 1945 года от имени Президиума Верховного Совета СССР за образцовое выполнение заданий командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом доблесть и мужество А.И. Бархатову вручена медаль «За отвагу». А через два дня, 2 апреля, он погиб при разминировании железнодорожного моста через р. Висла на участке Хыбе-Зебжидовице (Польша). Его похоронили в отдельной могиле на территории Сахарного завода у восточной ограды на ж/д станции Хыбе. Вот что написал племяннице Капе о гибели Александра его фронтовой друг Михаил: «…Капа, вас интересует гибель вашего дяди Саши. Вкратце могу сообщить, что произошло это второго апреля на территории Польши, когда мы шли боем. Его ранило сразу насмерть, так что он нисколько не мучился, смерть его была лёгкой. А на следующий день мы его хоронили и хоронили хорошо, с музыкой. У меня с похорон осталась фотокарточка на память. Но поскольку он ваш дядя, то я высылаю её вам».

Хорошо помнит Капиталина Фёдоровна 9 мая 1945-го: «Звонкие удары железякой об рельс означали всеобщий сбор для жителей деревни. Люди собрались на митинг на горке в центре села. «Война окончена! Победа!» – объявили нам. Ребятишки запрыгали от радости, а женщины заплакали по своим погибшим сыновьям, мужьям, братьям...»

 

Никогда на жизнь не жаловалась...

Капиталина Фёдоровна награждена медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 г.г.» и несколькими юбилейными медалями.

После войны до выхода на пенсию, в 1965 году, Капиталина Фёдоровна руководила почтовым отделением в Широково. Сейчас Капиталина Фёдоровна живёт со своей дочерью Антонидой. Конечно, с годами стали подводить глаза, да и слух, увы, не так чуток. Но вот память у долгожительницы хорошая, и разрушительному времени не под силу стереть миловидность её лица, не отнять жизнелюбия. Капиталина Фёдоровна никогда на жизнь не жаловалась, ни на кого не надеялась, кроме как на себя и свои руки, наверное, поэтому получила такой бесценный дар - возможность перешагнуть во второй век жизни. В этой простой истине и заключается секрет её долголетия.

… Мы выполняем просьбу поэта Александра Кокшарова и низко кланяемся простому сельскому почтальону военной поры, труженице тыла Капиталине Фёдоровне Ядрышниковой.

 

«Война — гадина»

Сценарист и режиссёр Юрий Суходольский размышляет о Великой Отечественной войне...

- Моя бабка до конца жизни чистила картошку так, что через шелуху читать было можно. Вот вам и вся война. Хотя, конечно, далеко не вся. Есть такая статистика – из ста человек 1924 года рождения к концу 40-х годов в живых оставалось трое. Трое! Но становясь старше, я всё чаще думаю не только о них, но и о людях 1904 года рождения. Об отцах и матерях этого военного поколения. Нет, наверное, горя горше, чем пережить своих детей. Ровесникам двадцатого века выпало этого на долю с лихвой. Ведь жизнь была совершенно такая же, как и сейчас. Горел электрический свет, ездили троллейбусы, шли в школу дети. Они даже учились почти по тем же учебникам, что и мы, эти десятиклассники сорок первого года. Читали те же книги, играли в те же игры. Их отцы и матери так же не чаяли в них души. Как и мы сейчас в наших детях. Когда я представляю себя на месте этих родителей военной поры, у меня просто ноги подкашиваются от ужаса. Что они ощущали, провожая на фронт эти свои тёплые комочки, которые только что смотрели ясными глазами на них снизу вверх, держась за руку?

Что такое эти восемнадцать лет? Эти цыплячьи шеи, эти мальчишеские неокрепшие души, дурачки эти чудесные, неосторожные, не знающие ни жизни, ни людей… И куда же его сейчас увезут?! Потом он и она возвращались с вокзала. Пытались в этот день спокойно говорить о посторонних вещах. Как-то жили дальше. А потом похоронки… В пятую квартиру, седьмую, одиннадцатую, девятую… И ты видишь, как всякий раз замирает от ужаса твоя жена при виде почтальона, и знаешь, что не сможешь защитить её, не сможешь от страшного того горя. А потом всё-таки приползает оно жёлтым клочком бумаги. Где-то там в ржевских лесах, в грязище, месяц тому назад, кричал твой мальчик, разорванный железом, слово «мама»… И всё бы ты отдал, чтобы тебя там убили, а не его. И остаются вещи, фотографии на стене. Почернеет от горя жена. И ты словно виноват перед ней виной, страшной – это же ваш мир, мальчики…Вояки мы, да… Ночью слышишь детский голос сына. Кажется, вот протопает он сейчас ножонками по стылой зимней комнате и залезет со смехом к маме и папе под одеяло. Но его нет и никогда не будет. Остаются только воспоминания. Смешные его детские словечки, ветрянка, первый букет маме, девчонки, книги, успехи, которым ты радовался гораздо больше своих. Сначала вспышка радости от этого узнавания прошлого, потом сразу боль. И так навсегда. Великое это чудо - жизнь, лирики и физики, совершеннейшая архитектура мозга, море, вёсны – и вот во всё это они железом. Вернувшись в Ленинград в 1946 году, Евгений Шварц написал в своём дневнике, что город был просто отравлен горем. И все люди, приезжавшего в него, покрывались нарывами – так велико и физически ощутимо оно было... Война — гадина. А ребяткам, отразившим нашествие, светлая память...

 

176 человек за годы Великой Отечественной войны были призваны из Широковского сельского совета (с. Широково, д. Чекалина, д. Далматова) на разные фронта. Среди них была и одна женщина — Мария Андреевна Захарова, 1912 г.р. 116 бойцов погибли в ожесточённых сражениях за Родину, умерли от ран в госпиталях, были замучены в фашистских концлагерях — почти каждый третий. В извещениях, пришедших из воинских частей на родину солдат, у большинства погибших (у 86-ти воинов) в графе «Место гибели» значилось: «Пропал без вести». Домой вернулось лишь 60 односельчан.

 

Комментарии

Все новости рубрики Ветераны