Он погиб подо Ржевом

Рассказ о фронтовике Великой Отечественной войны Евгении Вавиловиче Маклакове.

Внучка ищет деда
Скоро наш народ будет отмечать 79-ю годовщину Великой Победы. Несмотря на то, что фронтовиков почти не осталось, тема войны до сих пор волнует многих земляков. Они приходят в редакцию, просят разыскать их отцов, дедов, пролить свет на их военные судьбы.
Недавно в редакцию газеты обратилась жительница д. Дворцы Наталья Фёдоровна Сенькина. Она внучка участника Великой Отечественной войны Евгения Вавиловича Маклакова, уроженца села Широково. Деда она никогда не видела даже на фотографии.
- На страницах газеты «Сельская новь» часто читаю статьи про фронтовиков, погибших на поле брани, пропавших без вести или умерших в фашистских концлагерях, - говорит Н.Ф. Сенькина. - Все они не пришли домой, а вы находите про них много информации: обстоятельства их гибели, где похоронены и даже их фотографии размещаете. А у меня ничего нет от погибшего деда. Только копия извещения (похоронки), которое выдал Шатровский военком капитан Демиденко моей маме, Агафье Евгеньевне Ацыной, в 2003 году. Там пару строк: «Красноармеец Маклаков Евген Вавилович в бою за социалистическую Родину, верный воинской присяге погиб 12 марта 1942 года. Похоронен в д. Усово Ржевского района Тверской области». До этого он числился без вести пропавшим. Его жена и моя бабушка Ольга Васильевна Маклакова не раз делала запросы в военкомат на розыск мужа. Но всё безрезультатно. Так, ни дети, ни сама бабушка от государства никакой помощи за всю жизнь не получали. Сейчас от деда осталось только вот это пожелтевшее извещение о гибели.

Паново-Усово-Овсянниково
Мы постарались пролить свет на судьбу земляка Евгена (так его называли в семье) Маклакова. На сайтах Министерства обороны действительно нашли запросы от жены по розыску мужа, а также и ответы из различных ведомств.
По базам данных он проходил как Евгений Вавилович Маклаков и числился без вести пропавшим. Среди военнопленных, осуждённых, погибших он не значился. Нам удалось узнать, где воевал наш земляк и как он погиб. Итак, на фронт Е.В. Маклаков был призван 29 декабря 1941 года в возрасте 35 лет. До армии он трудился в колхозе «Урожай» на ферме скотником. Служба его проходила в 379-й стрелковой дивизии (30-я Армии). Эта дивизия была сформирована в 1941 году в г. Кунгур из призывников Пермской, Свердловской, Челябинской (куда входила и территория будущей Курганской области), Оренбургской областей. Большая часть дивизии погибла в боях за Москву. В основном, воевавшие здесь значились пропавшими без вести. Но это не так, каждый боец погиб за какую-то деревню, высоту, за раненного товарища. В январе 42-го дивизию пополнили новыми воинами-уральцами и направили подо Ржев.
В новом пополнении и оказался наш земляк Евгений Маклаков. Военная судьба отвела ему всего два месяца жизни в неимоверно сложных погодных и боевых условиях. 5 января 1942 года Иосиф Сталин отдал приказ: «… за неделю освободить Ржев от немецко-фашистских захватчиков». Выполнить приказ удалось только через 15 (!) месяцев. Ржевская битва, несмотря на название, не была сражением за город. Большая часть сражений происходила в окрестностях города, на полях, в лесах, болотах и деревнях, которых было подо Ржевом великое множество. Судьбы этих деревень порой похожи на судьбы солдат. Не все они «пережили» войну. От многих даже названий не осталось. И всё-таки о трагической судьбе нескольких деревень, где погибли в том числе и наши земляки, мы расскажем.
Сохранить крупицы их истории удалось благодаря писателю Вячеславу Кондратьеву. Он также всего пару месяцев воевал подо Ржевом. Зато на самом «передке», в самом аду. Там, где три деревушки образовали треугольник, названный Овсянниковским углом: Паново-Усово-Овсянниково десятки раз переходили из рук в руки. К концу апреля 1942-го от них практически ничего не осталось: обгоревшие развалины кое-где, а так воронки, трупы, гарь. Эти деревни редко упоминаются по отдельности, они были важны как для немецкого, так и для советского командования: заняв этот треугольник, наши могли с выгодных позиций начать освобождение Ржева. Поэтому немцы всеми силами этот уголок держали и тоже не считались с потерями.
А потери со стороны Красной армии были такими, что цифры, называемые историками, порой кажутся фантастическими. По данным «Журнала боевых действий 379-й стрелковой дивизии» бойцы с 5 марта по 12 апреля десять раз ходили в наступление на основательно укрепленные немцами деревни Усово-Овсянниково-Паново. 13 марта наши полки на короткое время овладели этими деревнями, но к началу 20-х чисел марта противник их оттуда вытеснил. В каждом полку оставалось от 17 до 56 штыков. С 3 марта по 27 апреля только в 379-й дивизии официально зарегистрировано 1027 человек убитых, умерших от ран и пропавших без вести. В бой солдаты шли без прикрытия, без боеприпасов, без подходящего обмундирования.

Самый высокий мемориал
В 2020 году в Ржеве открылся самый высокий в Европе мемориал советскому солдату, что сделало город крупным патриотическим центром страны. А к 75-летию Победы в кинопрокат вышла военная драма «Ржев», которая вошла в число лучших фильмов года. В основу «Ржева» легла повесть писателя Вячеслава Кондратьева «Искупить кровью». В адаптированной киноверсии рассказывается об одном дне, в течение которого герои пытаются удержать позиции под деревней Овсянниково, им противостоят значительно превосходящие силы противника. В картине красочно представлены будни красноармейцев, тяготы войны, страхи и сомнения героев, а также яркие сцены сражений. Почти 15 месяцев непрерывных боёв, огромные потери, несколько оборонительных и наступательных войсковых операций. Каждый день с 8 января 1942 по 3 марта 1943 война уносила тысячи жизней чьих-то родных, близких, любимых, и они навсегда остались лежать на Ржевской земле.
Сегодня на месте бывших сражений, где погиб красноармеец Евгений Маклаков, расположено сельское поселение Чертолино Ржевского района. Только на территории этого муниципалитета находится 6 братских захоронений и мемориальный комплекс. В братских могилах по спискам значится более 18 тыс. бойцов, известны имена только у 4522 человек. Каждый год здесь работают поисковые отряды. Поисковики постепенно возвращают историю семьям, потерявшим здесь родных. Волонтеры разыскивают и опознают останки, после чего павших более 80 лет назад, предают земле с официальными церемониями. Так, например, именно здесь 12 лет назад наши коллеги из Уватского района Тюменской области, которые входят в поисковый отряд «Югра» (руководитель Татьяна Кухаренко), нашли останки нашего земляка, уроженца д. Воротниково Андрея Михайловича Бутакова, 1918 г.р. По документам он значился, что похоронен в д. Погорелки Ржевского района, а на деле пролежал на месте своей гибели 70 лет. Этот отряд более 30 лет проводит поисковые экспедиции в Тверской области на его счету более 3000 поднятых бойцов у двухсот установлены имена, найдены родные.
Возможно, и Евгений Маклаков уже найден и похоронен в одной из братских могил. Ведь у большинства найденных воинов смертные медальоны либо отсутствуют, либо уже не читаются. Но расстраиваться не надо, ведь все они для нас герои, отдавшие самое ценное для будущего мира — свою жизнь. Всегда должна оставаться надежда, что имена солдат не канут в лету, а будут известны.

Ржевско-Вяземская стратегическая наступательная операция — наступательная операция Калининского и Западного фронтов, проведённая с 8 января по 20 апреля 1942 года. Продолжение советского контрнаступления под Москвой. Одна из самых кровопролитных операций Великой Отечественной войны: всего за 4 месяца боёв потери Красной армии составили около 770 тысяч человек. Общие потери противника — около 330 тысяч солдат и офицеров убитыми, ранеными и пропавшими без вести. Результатом операции стало освобождение Московской, Тульской и ряда районов Калининской и Смоленской областей. Однако, несмотря на очень большие потери советских войск, окружить и уничтожить ржевско-вяземскую группировку вермахта им не удалось.

4600 шатровцев отдали свои жизни при защите Родины в годы Великой Отечественной войны. Наибольшее число наших земляков погибло: подо Ржевом — 174 человека, в Ленинградской области — 252, в Новгородской — 100, под Сталинградом — 55, в Эстонии у местечка Коквоярве — 35 человек.

Миф и правда
Почему не платили пособие?
В послевоенные годы родственники погибших и пропавших без вести пытались узнать подробности их гибели.
Особенно важно это было для семей с детьми или стариков - пособие, выплачиваемое за погибшего, часто было единственным источников доходов.
Семье необходимо было иметь документы, подтверждающие право «на получение льгот и пособий». Не только восстановление памяти двигало этими людьми, но и забота о своём будущем. Одной из популярных легенд о Великой Отечественной войне является лишение пособия семей «пропавших без вести»: так, мол, экономили денежку. А это, соответственно, объясняет и большое количество пропавших. Хотя такие выплаты в целом были регламентированы ещё до войны, и далее это направление постоянно развивалось.
Начать, пожалуй, стоит с самой проблемы «пропавших без вести». На самом деле эта формулировка абсолютно объяснима, поскольку для военных и органов власти наличие либо отсутствие конкретной информации о человеке является важным показателем. Если он погиб и это зафиксировано свидетелями, в донесениях о потерях указывалось прямо: «оставлен на поле боя, занятом противником», «похоронен на краю села» и т.д. Если о местоположении ничего не известно, этот статус и фиксировался, такой подход существует доныне.
А денежная сторона была отрегулирована ещё в 1940 году Постановлением СНК СССР №1269, устанавливающим пенсии семьям погибших при наличии одного нетрудоспособного - 100 руб.; двух - 150; трёх и более - 200 руб. в месяц в городе и 50% этой суммы в сельских местностях. И важное примечание: «семьи без вести пропавших в период боевых действий имеют право на обеспечение наравне с семьями погибших». Тут надо отметить важный момент. В СССР пенсии назначались семье военнослужащего, если он погиб или пропал без вести, а пособия — по факту мобилизации человека на фронт, и платились до смены статуса «жив».
Безусловно, есть и другой аспект: можно ли было на пособие или пенсию прожить? В условиях военного дефицита и «свободных цен» на рынках, конечно, нет. На 50 рублей в тыловых регионах в 1941 г. можно было купить 1 кг говядины или десяток яиц. Сливочное масло уже стоило неподъёмных денег. Кроме того, ввиду огромного количества погибших денег в бюджетах объективно не хватало. Тогда уже местные органы власти придумывали разнообразные отговорки или справки, которые должны были сократить поток граждан, претендующих на выплаты. Поэтому во многих семьях подтвердят, что они не получали ничего или имели право, но не дождались помощи, поскольку, например, «не могли подтвердить местонахождение погибшего».Только это уже проблема бюрократии низового уровня: целенаправленной государственной политики по лишению людей выплат не было. Наоборот, помимо денег государство придумало другие формы соцобеспечения семей военнослужащих: освобождение от налогов, жилищные льготы, снабжение дровами и углём, разного рода поблажки с медициной, образованием и т.д. С высоты сегодняшнего дня, из своих тёплых квартир с горячей водой и полным холодильником, мы можем критиковать советскую власть за то, что она плохо заботилась о людях.

Комментарии

В День Победы ветераны ФСБ встретили на родине руководителя советской внешней разведки Павла Фити

Фотогалерея к 35-летию завершения боевых задач 40-й армией в Афганистане.

Все новости рубрики Ветераны