Счастливая судьба земляка, офицера, профессора

2021 год в России объявлен годом Святого князя Александра Невского.

После обращения к читателям нашей газеты пролить свет на судьбы фронтовиков-земляков, награждённых во время войны полководческим орденом Александра Невского, в редакцию стали поступать звонки. Первой откликнулась Ольга Ивановна Белоглазова из села Терсюкского. Она собрала большой материал о кавалере этого ордена, ст. лейтенанте Александре Филипповиче Тимофееве. Нашла его родных в г. Кирове, узнала его послевоенную биографию. Предлагаем читателям рассказ об этом герое.

Род Тимофеевых

Александр Филиппович Тимофеев родился 4 ноября 1919 года в простой крестьянской семье в д. Сладчанка. Надо заметить, что одним из основателей этой деревни был Андрей Тимофеев — в 3-4 колене дружинников самого Ермака. Родители Александра - Филипп Игнатьевич и Анна Васильевна - сразу после женитьбы перешли жить к родному брату своего отца — бездетному Алексию. В самом центре села построили новый дом — изба и горница через холодные сени, просторный двор. Всё это на крутом берегу поймы красавицы-реки Исеть, а внизу — огород. Семья получилась дружная, многодетная. Деток Бог дал аж десятерых (!): Феоктиста, Катерина, Егор, Пётр, Васса, Аграппина, Александр, Мария и двое сыночков, которые умерли ещё в младенчестве.

Детские годы Саши проходили, как обычно, у всех крестьянских детей: весной-летом посевная, поливка и прополка огорода, сенокос, осенью — уборка урожая. Зимой полегче — управа домашнего скота да чистка снега. Оставалось время и на игры. Особенно часто играли в «бабки» и «городки», где наш герой был признанным лидером. Зимой со сверстниками катались на санках, благо, что природная горка была рядом с домом.

Школьные годы

В 1927 году Александр пошёл учиться. В то время в Сладчанке была только начальная школа — 4 класса. Мальчику было 8 лет, раньше на учёбу не взяли из-за картавости — не выговаривал буквы «т» и «л» (говорил не «там», а «кам», не «лыва», а «выва»...) - всё это доставляло массу неприятностей. Зато перед школой знал все буквы, мог складывать и вычитать. В школу пришёл поздно, в конце октября, ноябрь проболел свинкой, но в декабре уже лучше всех читал букварь, был отличником по математике. Первая учительница Саши Анфиса Иустиновна Кривошапкина была доброй и внимательной, такой запомнилась на всю жизнь.

С 1932 по 1935 годы учился в Спицынской семилетке. Вначале было человек 30, но вскоре многие учиться бросили. Седьмой класс окончили только 16 человек. Учиться после 4-го класса тогда было «не модно», обязательного 7-летнего образования ещё не вели. Из учителей запомнился математик Николай Лазаревич Романов, он же директор школы — скромный, строгий, требовательный, но справедливый. А также учитель русского языка и литературы Устюжанин. Его уроки запомнились Саше тем, что на литературе он устраивал диспуты, в которых побеждал их. Математика и литература - самые любимые предметы. По этим дисциплинам Саша вёл кружки помощи отстающим ученикам. Несмотря на жизненные трудности (засуха 1931 года, смерть братьев Егора и Петра, отца отправили на лесозаготовки), юноша продолжал учиться на одни пятёрки. В семье он стал единственным помощником по хозяйству — надеждой и опорой матери.

Мехонская средняя

После окончания семилетки стал вопрос: что делать дальше, каким путём идти: остаться работать в колхозе или продолжать учиться? Ехать в какой-нибудь более дальний город и поступать в техникум подросток не решился, да и родители были против. Юноша принял решение — поступил в 8 класс Мехонской средней школы. Родители были рады: районный центр, от Сладчанки всего 10 км да и родня там есть. Поначалу учился без желания, но затем Александра увлекли новые предметы, и к концу года он вышел в отличники. Класс большой — 30 человек, а аттестат зрелости в 1938 году получили только 12 выпускников. Все они были дружными, как одна семья: Лёня Черепанов, братья Михаил и Александр Костоусовы (из коммуны «Скнемвар»), Сергей Патракеев, Александр Грехов, Леонид Черепанов, Дмитрий Сидоров, Вера Чигирёва, Валя Бекреева и другие. Хорошо запомнились Александру многие учителя: директор школы Геннадий Митрофанович Санников (погиб на фронте, сейчас Мехонская школа названа в его честь), его брат историк Борис Митрофанович, завуч Иван Сергеевич Салазкин, математик Борис Сергеевич Державин и его жена, биолог Мура Михайловна.

Конечно же, жизнь молодого человека не ограничивалась только учёбой. В летние и зимние каникулы работал в колхозе. Осенью помогал в уборке урожая, зарабатывал 60-70 трудодней — это хватало на обеспечение себя хлебом... Позади три года учёбы, последний звонок, получен аттестат с отличием — поэтому Саша имел право поступить в вуз без вступительных экзаменов. Но куда? Завуч советовал поступать в МГУ (Сергей Патракеев так и сделал). Но два закадычных друга Лёня Черепанов и Саша Тимофеев побоялись: школа, мол, деревенская и знаний достаточных им не дано (но это оказалось неверным!). Товарищи отослали документы в Ленинградский лесной институт и вскоре получили ответ о зачислении.

Студенчество в Ленинграде

23 августа 1938 года ребята поехали в Ленинград. Оказалось, что их зачислили на факультет МОД — механической обработки древесины. И только через месяц их перевели на лесохозяйственный факультет. Учёба шла хорошо. Правда, были материальные трудности: питался Александр неважно, одет был бедно. На третьем курсе студентов сняли со стипендии, оставили только тех, кто учился на «отлично». Александр один из группы получал стипендию, которой едва хватало на еду, проживание и одежду. На посещение музеев, театров приходилось подрабатывать. Друг Лёня Черепанов ушёл на курсы геодезистов, а затем уехал работать. Друзья встретились только после войны...

На 2-м курсе студент Тимофеев активно участвовал в работе научного кружка по дендрологии, а на 3-м курсе стал членом научного общества по лесоводству. Добросовестного студента заметил профессор М.Е. Ткаченко и пригласил для проведения научных исследований в летний период.

Начало войны

Великая Отечественная застала юношу в Лисинском учебном лесхозе, где он проходил практику. Радужные мечты окрыляли: впереди преддипломная работа, и 4-й курс, окончание института, год службы в армии, трудоустройство по специальности... И вдруг, как гром среди ясного неба: ВОЙНА! Так как у студентов не было радио (жили в бывшем охотничьем царском дворце), о страшной беде узнали к вечеру. На следующий день вернулись в Питер. По заданию комсомола молодёжь два дня работала на разгрузке леса для Германии (!), согласно договору. С 26 июня студентов отправили на оборонные работы на Карельском перешейке — 25 км от Ленинграда: строили противотанковые рвы, делали проволочные заграждения, жили в землянках. Кормили из тазов — один на 10 человек. Были беспечны и не думали, что противник дойдёт до наших укреплений. Все были уверены в мощи Красной армии. Но, как оказалось, именно на этих укреплениях остановили фашистов.

Военная служба

Выборгский военкомат направил Александра Тимофеева на учёбу в Ленинградское артиллерийское училище - 27 июля 41-го года началась военная служба вчерашнего студента. Курсантов сразу взяли в «ежовые рукавицы» — ни разу не выпускали в город, все часы суток строго расписаны. В августе училище эвакуировали в Кострому, а 6 февраля 1942 года Александру присвоили звание мл. лейтенанта и отправили в Москву. 3-го марта А.Ф. Тимофеев получил направление в 10-й отдельный гвардейский миномётный дивизион, где назначен командиром огневого взвода. Он знал, что в войсках появилось новое грозное оружие, тогда оно носило название «пушка Костикова» (как потом оказалось, название неверное). Службу начал с изучения новых ракетных орудий БМ-8, знакомством с личным составом.

Дивизион располагался в деревне, в 10-15 км от передовой. Задача командира взвода сводилась к правильной наводке орудий по угломеру и прицелу. Всё шло неплохо, но 1 мая 42-го Александр оказался в госпитале с диагнозом «тиф». Больше месяца боролся молодой организм за жизнь. И снова фронт. 9 августа 1942 года памятный день для командира — получил первое ранение. Снова госпиталь. Выписался только в конце октября. В штабе артиллерии армии направили в 15-й дивизион, который входил в 59-й гвардейский полк. В этом полку наш земляк воевал до конца войны. Для себя Александр твёрдо знал, что война — трудное и опасное дело, а в разведке ещё сложней. «Главное для артиллерийского разведчика, - говорил лейтенант Тимофеев, прежде всего, смелость, быстро преодолеть свою боязнь за жизнь, всегда и всюду хорошо ориентироваться, всё видеть, записывать только правду, не уменьшая и не преувеличивая опасности». Всему этому он учил своих разведчиков.

Нашему земляку пришлось воевать на разных фронтах. Дело в том, что подразделение, вооружённое реактивными миномётами, которые позже получили названия «Катюши», перебрасывались на те направления, где планировалось наступление. 15-й дивизион лейтенанта Тимофеева воевал под Сычёвкой (южнее Ржева), под Вязьмой. Именно здесь он впервые участвовал в крупном наступлении на запад от Вязьмы, задача была дойти до Смоленска, но не получилось. Весенняя распутица, большие потери … полк отправили на ремонт боевых установок. Только в первых числах июня скрытно ночью приехали на Западный фронт.

Командир легендарной «Катюши»

Летом 1943-го гвардии лейтенант Тимофеев — уже начальник разведки 15-го гв. миномётного дивизиона, в подчинении у него две батареи с 8 боевыми машинами БМ-13 - легендарными «Катюшами». Что это значило по тем временам? Ещё в июле 1941 года первый залп батареи капитана Флерова начисто стёр с лица земли станцию Орша, забитую составами с фашистской техникой. Эффект был настолько ужасен, что к этому пепелищу из искореженных танков, орудий, остатков человеческих тел и загнутых рельс целую неделю вообще никто не подходил.

Дальность поражения цели реактивным снарядом была до 9 км, а залп одного полка БМ-13 выстреливал 384 снаряда, которые, выкашивая абсолютно всё живое, за мгновения успевали перепахать 1 гектар земли. Реактивные миномёты сначала устанавливались на ЗИС-5, но при стрельбе их сильно раскачивало на рессорах, что давало большое рассеивание снарядов, и впоследствии установки монтировались на трёхосные американские «Студебеккеры». Двигатели не глушились, как правило, давалось только два залпа, и через 1-2 минуты, отстрелявшись, «загадочное оружие» немедленно исчезало с боевой позиции, а прилетевшие через 10 минут немецкие «Юнкерсы» бомбили уже пустые капониры. Конечно, это была самая сверхсекретная техника той войны. Даже материальная часть изучалась без записи, «на слух», а личный состав, целуя полковое знамя, клялся, что ни одну боевую машину не оставит врагу целой. Соответственно в боевой расчёт подбирались лучшие из лучших, тем более офицеры. Под командирским сиденьем находился ящик с толом, потому что каждая реактивная установка была заминирована. Вот так, сидя на 10 кг взрывчатки, провоевал 3,5 года и дал победный залп по центру Берлина командир дивизиона гвардейских миномётов Тимофеев.

Уже в мирное время А.Ф. Тимофеев помимо научных трудов, учебных пособий, писал рассказы, стихи, в том числе и о военных годах. В книге «Мы из поколения победителей», посвящённой 55-летию Победы в Великой Отечественной войне, опубликован его рассказ «Спасибо «КАТЮШЕ».

Спасибо «КАТЮШЕ»

В обеспечении нашей победы в Великой Отечественной войне большую роль сыграла наша артиллерия и особенно грозные ракетные установки БМ-13 и БМ-8, получившие затем народное название «Катюша». С такими боевыми реактивными установками и были связаны все мои военные годы. В составе 59-го гвардейского миномётного полка, занимая последовательно должности: командира огневого взвода, взвода управления, начальника разведки дивизиона и командира батареи, я участвовал в боях на Западном (под Ржевом и в других местах), Брянском (Орловско-Курская битва летом 1943 г.), II Прибалтийском (взятие и оборона Невеля), Карельском (Кандалакское направление) и на I Белорусском (Висло-Одерская операция и взятие Берлина) фронтах. Итак, 5 фронтов. Это получилось потому, что наш полк (как и другие гвардейские миномётные части) перебрасывали туда, где готовилось и проходило крупное наступление.

Опытные установки БМ-13 были созданы перед самым началом войны. Постановление о передаче этого нового грозного оружия на оснащение наших войск принято за несколько часов до вторжения фашистских полчищ на нашу землю. На войсковые испытания не оставалось времени. И 28 июня 1941 г. создана отдельная экспериментальная батарея под командованием капитана И. А. Флерова. 3 июля батарея в составе 7 орудий выехала на фронт, а 14 июля дан первый залп из этих орудий. Вот выдержки из журнала боевых действий батареи:

«14.7.1941 г. 15 час. 15 мин. Нанесли удар по фашистским эшелонам на железнодорожном узле Орши. Результаты отличные. Сплошное море огня. 14.7.1941 г. 16 час. 45 мин. залп по переправе фашистских войск через р. Оршицу. Большие потери врага в живой силе и боевой технике. Паника. Все гитлеровцы, уцелевшие на восточном берегу, взяты в плен...».

Отсюда начался победный путь советской реактивной артиллерии. Залпы «Катюш» помогли остановить и разгромить врага под Москвой, Сталинградом, на Орловско-Курской дуге и во всех других крупных сражениях. Правда, опытная батарея погибла: она была окружена, и вышли живыми из окружения только несколько человек. Однако ни одна боевая установка врагу не досталась: все были взорваны. И так было в течение всей войны: командир орудия или любой другой член боевого расчёта в минуту опасности должен был взорвать орудие. И это всеми выполнялось. Хорошие результаты огня опытной батареи послужили своеобразным толчком для быстрого развертывания производства ракетных установок. Быстро создавались отдельные батареи, а вскоре и миномётные полки. В дивизион входили 2 батареи, 4 боевые установки в батарее, на установке 16 снарядов по 42 кг весом каждый. Все они могли быть выпущены при необходимости за несколько секунд.

Большей частью мы принимали участие в артподготовке перед началом атаки. Здесь трудно было оценить действие именно своего дивизиона, ибо в артподготовке обычно принимали участие ствольная артиллерия и реактивные установки других подразделений. Но во многих случаях дивизиону приходилось отбивать контратаки противника.

Лето 1942 года. Трудное лето: наступление немцев на Сталинград. Мы держали оборону на Западном фронте. Часто командование предпринимало небольшие наступления, чтобы оказать помощь нашим войскам на юге страны. В этих наступлениях, как правило, участвовали наши ЭРЭС (так тогда нас называли). Наши залпы помогали взломать и захватить линию обороны противника, продвинуться на несколько километров. Результаты как будто небольшие, но они сдерживали переброски немецких войск на юг.

Осень 1942 года. Будучи командиром взвода управления батареи, я непосредственно наблюдал за противником и результатами нашей стрельбы. И вот первый залп дивизиона, который дан по моим данным (угломер, прицел) и оказался удачным: контратака танков и пехоты противника сорвана. Это было под Сычевкой, южнее Ржева.

Лето 1943 года. Орловско-Курская битва. На одном из участков нашего наступления в районе г. Болхова противник неожиданно перешёл в контрнаступление и занял важную в тактическом отношении высоту. Несколько десятков танков противника сосредоточились на этой высоте, чтобы далее развить свой успех. На восточной окраине высоты находился мой наблюдательный пункт (я был начальником разведки дивизиона). Мои разведчики подготовились к рукопашному бою, а я быстро подготовил данные для стрельбы дивизиона и запросил у командира огня. И дивизионный залп наших «катюш» прогремел: 4 танка загорелись, остальные остановились и рассредоточились. После этого по ним стала стрелять ствольная артиллерия, и контрнаступление было сорвано.

Осень 1943 года. Внезапным ударом наши войска освободили г. Невель и клином врезались в оборону противника. Но на следующий день на рассвете противник крупными силами с двух направлений перешёл в контрнаступление с целью окружить наши войска. Из-за плохих дорог наша ствольная артиллерия отстала, и основную роль в отражении контратак противника выполнял наш полк. Залпы «Катюш» отбили все атаки пехоты и танков противника...

Можно привести много примеров, как залпы наших «Катюш» начинали артподготовку перед наступлением, стреляли по скоплению противника в обороне, отбивали атаки немцев, но думаю, что достаточно ещё только одного.

23 апреля 1945 г. наши войска форсировали р. Шпрее в юго-восточной части Берлина, и мы с боями стали продвигаться вперёд — всё ближе и ближе к центру города. Нелегкими были эти последние дни войны. Часто приходилось менять боевые позиции как вследствие продвижения наших войск, так и вследствие того, что высокие здания затрудняли ведение огня в нужных направлениях. Часто приходилось отрываться от орудий, брать автоматы и гранаты и очищать отдельные дома от гитлеровцев. Было и так: первый этаж занимали мы, а наверху -— немцы или наоборот. Но в те дни мы не чувствовали ни усталости, ни страха — настолько велико было желание быстрее закончить войну, навязанную нам немецким фашизмом.

И вот наконец мы ведём огонь по центральной площади Берлина Александер-плац, а также по целям, расположенным по главной улице Унтер-ден-Линден (под липами). Где-то рядом рейхстаг. Очень хочется дать по нему залп из «Катюш». И желание это исполнилось: я получил приказ вести огонь по рейхстагу. Быстро подготовил данные для стрельбы и, сдерживая своё волнение, скомандовал: «Батарея! По фашистскому рейхстагу, взрыватель фугасный, прицел.., угломер.., залпом... Огонь!». Мы дали по рейхстагу несколько залпов. Это было 30 апреля. Это мои последние стрельбы по врагу. Первого мая ещё продолжались отдельные бои, 2-го мая Берлин капитулировал.

Да, это была незабываемая весна 1945 года! Весна Победы! Но досталась Победа дорогой ценой. Миллионы убитых и покалеченных советских людей, сотни и тысячи разрушенных городов и сёл, неимоверные трудности и лишения людей, разрушенное народное хозяйство.

Полководческий орден

За боевые подвиги по взятию фашистского логова — Берлина гвардии старший лейтенант Тимофеев был представлен к полководческому ордену Александра Невского. Награду ему вручили уже после Победы. Вот выдержки из наградного листа: «В боях с немецко-фашистскими захватчиками проявил мужество и отвагу. Заменив убитого командира батареи, тов. Тимофеев быстро освоил новую работу, изучил личный состав и достиг больших успехов в руководстве вверенным подразделением в самых сложных боевых условиях. 25.04.45 г. при форсировании канала Тельтов тов. Тимофеев через полуразрушенный мост под сильным обстрелом противника переправил свою батарею на западный берег и занял опорный пункт. Несмотря на обстрел с крыш и чердаков фаустами и из автоматов, продолжал мощным огнём поддерживать наступление нашей пехоты в центре Берлина. 29.04.45 г. тов. Тимофеев батарейным залпом в районе парка Тиргартен вызвал два очага пожара и один взрыв».

… Что война закончилась, Александр узнал утром 9 мая 1945 г. Что творилось! Все стреляли вверх, обнимались, командиров качали. И это можно было понять — после долгих лет войны — Победа! Мир! Но военная служба продолжалась: Берлин, Висмар, Бранденбург... Назначили командиром батареи в 405-й отдельный гвардейский миномётный дивизион. В мае 45-го дали отпуск. Молодой офицер съездил домой в родную Сладчанку, которая часто ему снилась. Отдохнул в родительском доме и душой, и телом, повидался с роднёй, пообщался с земляками. И снова на службу. В ноябре 1947 г. уволился из армии и продолжил учёбу в Ленинградской лесотехнической академии.

Семья

Женился наш герой по большой любви осенью 1948 г. Невеста, Надежда Ильинична Останина, из крестьянской семьи Костромской области. Вскоре Александр поступил в аспирантуру и через полгода стал ассистентом кафедры лесных культур. Молодожёнам дали комнату, здесь на свет появились дети: сын Евгений в 1949 г. и дочь Анна в 1954 г. Дети выросли умными и заботливыми. Евгений окончил Московскую физико-математическую школу, затем МГУ. Работал преподавателем на кафедре математики Ярославского университета. Анна после окончания сельхозинститута была аспиранткой кафедры почвоведения, позднее трудилась в выставочном зале краеведческого музея.

Александр Филиппович занимался научно-исследовательской работой, написал кандидатскую диссертацию «Повреждения осушительных каналов и организация их эксплуатации», защитил её и получил ученую степень кандидата сельскохозяйственных наук. Всё шло хорошо — и личная жизнь, и работа, но постепенно стал болеть. Лечился. Врачи посоветовали поменять климат, уехать из Ленинграда. В 1957 году семья переезжает в г. Горки Могилёвской области. Здесь наш земляк стал работать доцентом кафедры мелиорации Белорусской сельхозакадемии. Через год стал деканом гидрофака. Активно проводил исследования в условиях опытного хозяйства. Взрастил несколько молодых кандидатов наук, читал лекции студентам. Жизнь кипела новыми идеями, творческими планами. Но жена Надя тосковала по России, напоминала об этом мужу. И он принял её сторону. Выбор пал на Кировский научно-исследовательский институт лесной промышленности. Жена была рада, ведь здесь она жила в предвоенные и военные годы, здесь жили её сёстры.

 

Профессор из глубинки

В институте А.Ф. Тимофеев возглавлял научную лабораторию по мелиорации лесных земель, одновременно читал лекции, занимался научной работой. За многие годы кропотливого труда им опубликовано 296 научных работ, из них 16 учебников и 28 учебно-методических пособий, 14 книг по вопросам мелиорации и лесоводства, 134 научных статьи. В 1979 году Александру Тимофееву присвоено ученое звание профессора. Наш земляк прожил долгую и насыщенную жизнь. Его жизненное кредо — делать людям добро.

Работал в институте до 86 лет. Ни один субботник не обходился без него. Всегда первый выходил с лопатой или метлой, и студенты кучковались возле профессора, потому что он был человек-праздник. Где он, там юмор, шутки, смех. Всегда тактичен, вежлив, внимателен, в меру строг и требователен. Таким остался в памяти наш земляк. В своих воспоминаниях он писал: «Мне очень бы хотелось доживать жизнь в родной Сладчанке, но это невозможно, буду доживать в Кирове. Конечно, родными остаются Сладчанка, Мехонка, река Исеть, берёзовые колки среди полей, сосновый бор... Но и Киров стал мне родным: здесь моя дочь, родственники любимой жены, много приятелей и знакомых. Меня очень волнует будущее моей страны — великой России, которая уже не стала великой, стала «предпринимательской», но веру в лучшее будущее терять нельзя».

Наш земляк прожил 91 год (умер в 2010 году) и оставил нам, потомкам, не только научные труды, но и воспоминания, прозу, стихи и даже заповеди долголетия. Вот некоторые из них:

1. Активный образ жизни (регулярные физические и психологические нагрузки).

2. Короткий стресс (голодание и небольшие лишения — ведут к активации сил организма и увеличивают продолжительность жизни).

3. Предельные нагрузки (например, контролируемое голодание 20-30 дней).

4. Активная социальная жизнь и семейные узы.

5. Смена обстановки и даже места жительства.

6. Не избегать докторов.

7. Правильно питаться, не злоупотреблять жирной пищей.

8. Интеллекту непрерывно быть активным.

9. Быть оптимистом (оптималистом).

 

Или вот одно из стихотворений о трудном бое февраля 1943 года в Калужской области:

Букань, говорят, когда-то
Была красивым селом.
А в сорок третьем...
Разбитая церковь
И чистая ровнядь кругом.
Под церковью дот немецкий,
который долго мы взять не могли.
И многие наши солдаты
Под Буканью тогда полегли.
Атака была за атакой -
Так было не день и не два...
Друг мой остался калекой,
А я тогда выжил едва.
 
А память жива
Прошло сорок лет, а мне снятся атаки,
Кровавые, трудные снятся бои...
Как к немецким траншеям бежали солдаты,
Как многие там навсегда полегли!
Как немецкие танки упорно стреляли,
И надо их было огнём подавлять.
Как мины врага среди нас разрывались,
Но мы шли вперёд — и ни шагу назад!
Как в бой рукопашный в траншеях сходились,
Как друг выручал от фашистов меня,
И как до последней минуты сражались,
Вызывая «катюши» огонь на себя.
И часто друзей я своих вспоминаю,
За Родину нашу погибших в боях.
И верю я сердцем, и точно я знаю,
Что все будут жить они в наших сердцах!
***
Устанешь любоваться красотой
Цветов, созвездий, женщин -
Ты слепой!
Устанешь слушать голос вековой
Прибоя, леса, ветра -
Ты глухой!
Но если совесть потеряешь ты -
Это страшней и слепоты, и глухоты!
 
Одно из последних творений А.Ф. Тимофеева.
Мысли о жизни
После смерти своей, откуда уж никто не вернётся,
И жить вторично уже не будет.
А мир, конечно, без него обойдётся,
И навсегда, навсегда его позабудет.
Так что делай при жизни всё хорошо,
Не причиняя вреда никому, -
Не только близким, родным,
Но даже и врагу своему...
И ты будешь спокоен и рад,
И жизнь свою всю припомнишь,
Если в жизни всегда ты был прав,
То счастьем себя ты наполнишь.
Так что живи сотню лет,
А можешь жить и подольше,
Всем счастья желай — и побольше.
 
Материал подготовили Ольга Белоглазова и Владимир Черныш

9 уроженцев нашего района награждены орденом Александра Невского. На пятерых кавалеров этого ордена информации мало. Вот их имена: капитан Алфёров Ермолай Михайлович, 1909 г.р., гв. лейтенант Селезнёв Павел Михайлович, 1925 г.р., гв. ст. лейтенант Сайдашев Ахмет Гиевич,1903 г.р., подполковник Коротков Андрей Данилович, 1899 г.р., Если у кого есть сведения об этих фронтовиках и фотографии, просьба связаться с редакцией.

30 тысяч боевых машин «Катюша» и свыше 12 млн реактивных снарядов к ним (разных калибров) произведено советской промышленностью с июля 1941 по декабрь 1944 г. В 1966 году, на 25-летие первого залпа «Катюш» в Орше установлен памятник, в который были вмонтированы колонки, издающие тот самый устрашающий рёв БМ-13. По этому звуку немцы окрестили установки «органом Сталина».

 

Комментарии

Коллектив газеты «Сельская новь» начинает новый редакционный проект «Красные. Белые»

Все новости рубрики Ветераны