Судьба солдата

Рассказ о фронтовике Андрее Медосовиче Лузине из д. Антрак, погибшем в Польше

Очень много наших земляков в годы Великой Отечественной войны погибли за пределами своей страны. От фашистской нечисти красноармейцы освобождали многие страны Восточной Европы. Их тела покоятся на чужбине, родные никогда не преклоняли колен и не возлагали цветов на их могилы. Но от этого они не перестают быть героями Великой войны. Один из таких солдат – уроженец деревни Антрак Андрей Медосович Лузин.

Галина, которая Клара

Сегодня в Шатрово живёт дочь фронтовика Галина Андреевна Шевелёва и его внук Михаил Николаевич Шевелёв. О судьбе родного им человека они знали очень немногое. Родился Андрей Медосович Лузин в 1905 году в большой крестьянской семье. Работал в колхозе, был женат на Любови Ефимовне Кудиной. В их семье тоже часто рождались дети (около десяти), но из-за трудных условий жизни, а особенно отсутствия квалифицированной медицинской помощи, большинство детей умерли ещё в младенчестве. В живых осталось две дочери Степанида и Галина. Кстати, интересный случай вышел с именем младшей дочери. Отец на момент рождения был на курсах механизаторов. Родились двойняшки — мальчик и девочка. Сынишка не выжил, а дочь назвали Кларой (модное в то время имя). Когда с курсов приехал отец, ему не понравилось имя. Он стал звать дочурку Галиной, хотя в документах она значилась как Клара. Это имя так и осталось во всех документах, а по жизни она для всех была Галиной.

После уборки урожая комбайнёра Лузина Шатровский райвоенкомат призвал в армию — на фронт. Больше жена и дочки его не видели. Но, как говорится, горе не приходит одно. В декабре 1943 года заболела и умерла супруга Андрея Медосовича – Любовь Ефимовна. Детей стали определять в детский дом, но родная сестра фронтовика Парасковья Медосовна не отдала их, а взяла в свой дом, где подрастал её двухлетний сын Пётр. Так она воспитала детей погибшего брата. Сама бабушка Паруша дожила до глубокой старости и умерла в 2000 году. Долгое время родные не знали, где погиб отец. В 60-е годы пришло извещение, что останки солдата перезахоронены в братской могиле Калининградской области.

Похоронен в Польше

По прошествии нескольких десятилетий в нашей стране стали увековечивать имена погибших на войне солдат в Книгах Памяти. Сведения о гибели отца, которые были в семье, перешли в эту книгу. В шестом томе областной Книги Памяти об Андрее Медосовиче Лузине сказано: «...Призван в армию в 1942 году. Последнее место службы – 109 военно железнодорожный батальон. Служил путейцем в звании ефрейтора. Погиб в бою 28 января 1945 года. Похоронен в Калининградской области, Правдинский район, п. Севское».

Мы сделали запрос калиниградским поисковикам, чтобы они выслали нам фото памятника или мемориальной плиты, где увековечено имя А.М. Лузина. Нам пришёл ответ, что действительно фамилия нашего земляка увековечена на плите братской могилы п. Севского, но на самом деле здесь он не похоронен (как и сотни других бойцов, значащихся на плитах). Дело в том, что большинство воинских захоронений, производимых в ходе боевых действий на территории современной Калининградской области, хорошо документировались. Для захороненных в братских могилах указывалось положение трупа, например «третий от южного края». Но компания по перезахоронению послевоенных лет (50-60-е годы) нанесла этой отлаженной системе непоправимый урон. Даже тогда, когда бойцы эксгумировались по всем правилам, перезахоранивались они уже в большие братские могилы, в которых невозможно определить, где конкретно кто захоронен. Но часто проводились и иные «перезахоронения». Иногда останки сваливались в кучу, иногда поднимались с помощью техники (кого-то подняли, кого-то забыли). Иногда «перезахоронение» сводилось к переносу горсти земли на новое место, а первоначальное захоронение сравнивалось с землей и забывалось. Естественно, архивы никто не изучал, пользовались списками, имеющимися в распоряжении военкоматов, в которых было много ошибок.

Калиниградские поисковики установили, что Андрей Лузин перезахоронен на интернациональном военном кладбище в Польше (Варминьско-Мазурское воеводство, д. Судва). Он умер в госпитале 28 января 1945 года (первичное место захоронения – Восточная Пруссия, Алленштайнский окр., Остеродский р-н, г. Хохенштайн).

Война с памятниками

Вот так, спустя 73 года, удалось установить точное место захоронения земляка. Факт, конечно же, радостный. Но с другой стороны, по словам родных, лучше прах деда покоился бы в России. Ведь все мы видим по телевидению, как в Европе масштабно насаждается русофобия в качестве национальной идеи. Например, в Польше принят закон о запрете пропаганды коммунизма. Закон предполагает, в числе прочего, снос советских памятников. По подсчётам Института национальной памяти, он коснётся более чем 450 памятников по всей стране, 230 из которых - солдатам Красной армии. Утешает лишь то, что этот закон не касается кладбищ и мест захоронений.

В завершение хочется поблагодарить калининградских следопытов за помощь в поиске и в тоже время пожелать, чтобы и у нас родные, пропавших без вести и не вернувшихся домой участников войны, тоже занимались розыском (ведь военное поколение уходит безвозвратно). Тогда и пользы будет больше, потому что появится обратная связь.

Комментарии

Добавить комментарий

Рассказ о труженике колхоза «Знамя Ленина» Фёдоре Сафонове

Все новости рубрики Ветераны