Там жизнь познавали без лживых прикрас

Воспоминаниями о службе в Афганистане с журналистами газеты поделился Евгений Ядрышников.

Немало воды утекло с того времени. Потихоньку зажили раны, возмужали, стали мудрее солдаты и офицеры. Но только память о далекой афганской войне жива, и стереть её не смогут ни годы, ни расстояния. 70 земляков прошли горячими дорогами «Афгана». Они не очень любят вспоминать о времени, проведённом там, но по нашей просьбе достают альбомы и рассказывают о событиях, которые уже вошли в историю.
Евгений Ядрышников, уроженец д. Чекалина, появился на свет 8 октября 1960 года. В многодетной семье он был старшим среди братьев. Окончил Широковскую 8-летнюю школу. В 1976 году поступил учиться в Шатровское СПТУ-7. Осенью 1979 года молодого специалиста призвали в армию. Службу начинал в Свердловске-32 в автороте, прошёл курс молодого бойца, принял военную присягу. На всю жизнь наш земляк запомнил, как их учили мужественно переносить все лишения и тяготы. Вот лишь один из примеров. «В мороз нашу роту отправили пешком на стрельбище в 15 км от части, - говорит ветеран. - Пришли туда все окоченевшие, нам выдали по 3 патрона, мы стрельнули кто куда и обратно. Вот это закалка, так закалка».
А в декабре их подразделение вместе с техникой отправили в г. Термез. Этот город является самым южным в Узбекистане, расположен на правом берегу Амударьи, по которой проходит граница с Афганистаном. Рядом с Термезом находился понтонный (потом вместо него будет построен железобетонный) «Мост Дружбы» – единственный на государственной границе Узбекистана с Афганистаном, соединяющий Термез с г. Хайратон. За пару недель, пока проходили акклиматизацию к новым условиям, с бойцами провели подготовку: обучали жить в жаре, учили ездить на автомобилях по горной местности, стрелять из разных видов оружия и т.д.
- Что нас ждёт впереди, никто не знал. Командиры конкретно не говорили, что мы будем делать, чем будем заниматься. Звучала одна фраза - исполнить свой интернациональный долг, - рассказывает Е.А. Ядрышников. - В начале января 1980 года на грузопассажирском ИЛ-76 наше подразделение перевезли в столицу Афганистана г. Кубул. Дальнейшую службу я проходил в 181-м мотострелковом полку 108-й дивизии (от автора: именно в этом полку в разведывательной роте служил наш земляк, рядовой Николай Анфиногенов, который первым из рядового состава удостоен звания Героя Советского Союза, к сожалению, посмертно).
- Евгений Андреевич, расскажите о первых впечатлениях после знакомства с Афганистаном, его населением. Чем занимались, как обустраивали солдатский быт?
- Наш полк был одним из первых, кто оказался в Афганистане. Мы сменяли так называемых «партизан» - военнослужащих запаса, которые были задействованы в свержении бывшего президента страны Амина. Запомнился снег, который в Кабуле очень большая редкость. Местные жители бегали по нему босиком и радовались (к обеду он весь растаял). Вспоминаются мечети, высокие заборы - дувалы, соломенные крыши. Население все два года, которые я там был, относилось к нам не очень дружелюбно, но и не враждебно. Диверсий, обстрелов с гор на нашем участке ответственности почти не было. Этому, наверное, способствовал организованный командирами медицинский пункт для местных жителей. Своей добротой и уважительным отношением к их традициям наши командиры спасли не одну человеческую жизнь и немало транспортных средств. Как говорится в народе: «Доброта порождает доброту».
Спали мы в больших армейских палатках с дизельными печками внутри. А если ходили «в рейды», так мы называли поездки на войну, или в командировки в Союз — спали в кабинах своих машин. Никаких спальников, как сейчас, у нас не было. Еду готовили сами (столовая была только для офицеров) из консервов, тушенки. Кстати, приятно было, когда попадалась тушенка из Кургана, а один раз даже привезли сыр, произведённый на Шатровском молзаводе(!). Да и боевое обеспечение было самое минимальное — автомат Калашникова старого образца, несколько магазинов патронов к нему, пара гранат и каска. Бронежилетов у нас ещё не было.
- Что входило в ваши боевые задачи?
- Я всё время службы был водителем бензовоза на базе «Урал-375 Д», занимался обеспечением склада ГСМ. Возил солярку, бензин, керосин. Основная моя задача - доставка ГСМ по другим подразделениям нашего полка, которые находились на боевых операциях в различных точках Афганистана. За ГСМ, боеприпасами и продовольствием мы колонной ездили в Термез — это около 500 км в один конец. Удавалось пройти этот путь за два световых дня. Ночевали перед перевалом Саланг. Кто нас спасал и всех оберегал, сейчас стоит только догадываться. Наверное, моя бабушка Анна сильно молилась обо мне, она богомольная была. На блокпостах солдаты и офицеры говорили нам: «Вашей колонне постоянно везёт. Разбивают колонны или перед вами или после вас. А вы проскакиваете как через сито». И это реально. Несколько тысяч километров по афганским дорогам прошли без единого обстрела. Надо сказать, что и особого боевого сопровождения нашей колонны не предоставлялось - лишь разведывательный взвод на БРДМ-2.
- Значит, за два года в вашей автороте не было ни одного погибшего солдата?
- Один наш водитель погиб при обстреле с гор, когда мы были в рейде вглубь Афганистана. Это рядовой Владимир Кислюк из Кирова. В основном, водители получали ранения и увечья в дорожных авариях по горному серпантину. Сказывался малый опыт, погодные условия, сдавали нервы. Ведь все понимали, что за каждым поворотом могла ждать смертельная опасность в виде душманской засады. Чаще всех погибали бойцы разведывательных подразделений. Так, по официальной статистике, за 1979 год в нашем полку погиб 1 военнослужащий, 1980 г. - 105, 1981 — 57. Многих отправляли в госпиталь по болезням (малярия, гепатит, менингит и др.). Также «солдатским бичом» в «Афгане» были бельевые вши. Что мы только не делали, чтобы избавиться от них: замачивали обмундирование в бензине, затем кипятили в ёмкостях с водой, а после молотком простукивали все швы на одежде. И всё равно - гниды выживали.
- Часто можно слышать от воинов-интернационалистов, что первые годы даже за подвиги бойцов и офицеров не награждали?
- Да, это так. Ребята гибли в боевых операциях, спасали друзей порой ценой своей жизни, а наград не получали. Чуть позже стали награждать орденом Красной Звезды тех, кто погиб в бою. Например, первыми такой награды посмертно у нас удостоены братья-близнецы Василий и Виталий Лоскутовы. Смерть настигла их во время возвращения после выполнения боевой задачи в горах. В район боевых действий они были переброшены на вертолётах, назад двигались на «бэтээрах». В этот момент в двух местах раздались мощные взрывы, забравшие жизни семнадцати солдат. Среди них были Василий и Виталий.
Спустя годы, думаю, что страна с нами, с первыми, кто вошёл в Афганистан, поступила не совсем честно, вручив, и то не всем, изготовленную в Советском Союзе медаль «Воину-интернационалисту от благодарного афганского народа», позабыв наградить от себя, (не считаю юбилейные медали за награды, за которые и то иногда требуют заплатить деньги). Мы жертвовали своим здоровьем, а порой и жизнью ради благополучия афганцев. А страна не захотела по достоинству оценить наш труд, мужество, героизм и отвагу. Пережить только одну жару чего только стоило: в тени плюс 45, а на солнце — плюс 75 градусов!
- Поддерживаете ли связь с сослуживцами?
- Да. Мы часто перезваниваемся. По юбилейным датам встречаемся в г. Кунгур. Ведь мы почти все были с Урала: Пермский край, Челябинская, Свердловская, Курганская области. Поздравляем друг друга, вспоминаем ребят, которых уже нет. Память возвращает нас в Афганистан на маршруты пройденных дорог, за Чёрную речку, на юг нашей бывшей Родины - СССР. Эхо афганской войны до сих пор тревожит умы и сердца многих из нас. Мы все были единой семьёй, долгое время прослужили вместе и знали, что никто не подведёт.
… Заканчивая нашу беседу, Евгений Андреевич высказал своё пожелание нынешнему поколению: «Берегите родных, занимайтесь спортом, ведите здоровый образ жизни, а не сидите в «сетях», забивая свою голову всякой ерундой. Будьте достойными гражданами своей страны».
Многое осталось недосказанным, многое нельзя выразить словами. Благодаря таким людям, как Евгений Андреевич Ядрышников, мы узнаем больше о событиях в Афганистане, но только тот, кто был там, может глубоко прочувствовать всю ту боль, которую они несут по жизни уже многие годы…

«В Афганистане всем было сложно и тяжело. Преклоняюсь перед мужеством и отвагой воинов спецназа и ВДВ, перед экипажами самолётов и вертолётов, перед артиллерийскими корректировщиками. Перед личным составом сапёрных и разведывательных подразделений. Вдвойне, втройне преклоняюсь перед теми, кто водил автомобильные колонны, кто эти колонны сопровождал, перед военными водителями. Им тоже было очень опасно, очень тяжело. Но все военные водители честно делали нужное дело. Всем им СЛАВА!».
Гвардии майор 181-го мотострелкового полка Владимир Гречаник.

Комментарии

Фотогалерея к 35-летию завершения боевых задач 40-й армией в Афганистане.

Рассказ о фронтовике Великой Отечественной войны Евгении Вавиловиче Маклакове.

Все новости рубрики Ветераны