Война для нас - живая память…

Серия рассказов о поисковой экспедиции военно-патриотического отряда «Звезда» в Орловскую область.

Из вражеского кольца вырвались немногие

В книге известного орловского военного историка Е.Е. Щекотихина «Моряки-тихоокеанцы в битве за Орёл» есть подтверждение описанным Виталием  Дрогайцевым событиям, но уже с точным указанием подразделений, участвовавших в освобождении д. Топки:

- Отчаянный отпор от противника получила наступавшая на Топки 399-я стрелковая дивизия. Имея задачу силами двух полков выйти к селу Верхняя Сосна, части дивизии в ночь на 11 февраля начали наступление на Топки. Лыжный батальон, как наиболее подвижное подразделение, прошёл в тыл к немцам и овладел северной окраиной. Завязался ожесточённый бой. Батальон не был своевременно поддержан стрелковыми подразделениями, и попал в окружение. Героически отбиваясь от наседавшего со всех сторон противника, потеряв до 75% личного состава, лыжники вырвались из вражеского кольца и вышли к исходу дня к Новосёлкам. 12 и 13 февраля полки 399-ой дивизии пытались овладеть Топками, и только к концу дня 14 февраля это им удалось.

Из приведённого отрывка становится ясно, что не все бойцы попавшего в тяжёлое положение батальона 399-й дивизии погибли тогда (да местные жители и не могли это знать точно), просто погибших действительно было много. Бои у д. Топки, пожалуй, самая трагическая страница февральской наступательной операции Красной армии на территории Покровского района. Об этом надо помнить и чтить память наших погибших бойцов и командиров.

По документам - перенесли, а по факту - оставили

Обнаруженное поисковиками санитарное захоронение находилось примерно в 1,5 км от центра села, где установлен мемориал бойцам с  плитами, на которых написаны фамилии и инициалы погибших. Кстати, там много наших шатровских фамилий: например, Афанасьев, Долгих, Киселев, Соловьев, Тимофеев, Шевелев и т.д. Возможно, они однофамильцы, надо проверять по документам каждого. Все односельчане и родственники погибших, приезжавшие сюда по памятным датам, были полностью уверены, что именно здесь лежат их родные герои. Но оказалось совсем наоборот. Когда начались работы на санитарном захоронении, после снятия 50-70 см слоя земли перед нами предстала страшная картина. В хаотичном порядке, в неестественных позах (даже были бойцы, сброшенные вниз головой) лежали останки десятков погибших, и так слоями до 4-5 метров глубиной. По документам солдат здесь не должно быть. Их останки якобы в 1958 году перенесли в центр села. Бывшие руководители сельсовета, колхоза, старожилы, конечно, знали об этом, но молчали до самой смерти. Сегодня в живых из них никого нет. И поэтому, когда мы приступили к поисковым работам, стали делать шурфы, к нам подходили местные жители и с удивлением, а некоторые с возмущением говорили: «Зачем мвы копаете, ведь здесь никого нет, всех ведь перенесли, нам об этом родители говорили», но когда воочию увидели, в каком положении находятся погибшие, молча уходили.

Кстати, на этой теме хочется остановиться более подробно. Люди, не посвящённые в поисковые дела, довольно часто спрашивают у нас: «Зачем вы выкапываете из братских могил останки погибших воинов уже похороненных во время войны или после неё?». Вопрос этот очень серьёзный, попытаюсь для более широкой аудитории ответить на него. Скажу сразу, поисковики не раскапывают учтённые братские захоронения. То есть, если в военкомате, сельском совете есть документы со списком похороненных, то в таком месте работы не ведутся (вот почему в Топках так долго не велись поисковые работы, ведь по документам всех погибших перенесли в центр села), даже если на могиле этой нет ни креста, ни звездочки, ни таблички. Мы занимаемся исключительно неучтёнными или санитарными захоронениями. Что значит санитарными? Начиная с 1946 года с принятием соответствующего постановления Совнаркома по всей стране, где шла война, началось массовое собирание и перезахоронение останков погибших воинов. Но ещё во время войны и сразу после неё обязанность по очистке территории от трупов людей, животных, павших во время боевых действий, была возложена на местные советы. С такой задачей они часто не справлялись — физически не хватало людей, которые могли бы этим заниматься. Мне вспоминается рассказ моей мамы, которая была во время войны в оккупации на Украине. Так вот, когда выгнали фашистов, они всем селом ходили и собирали останки наших солдат, а потом хоронили в одной братской могиле, которая стоит до сих пор в центре села. В памяти тогда ещё маленькой девочки остались незабываемые моменты: как в подоле своего платьица она носила солдатские косточки, как нашли в шинели с санитарной сумкой медсестру с длинной косой, которую чуть-чуть прикопали землёй после боя...

К сожалению, многие ответственные лица к работе по переносу останков погибших воинов относились формально. Зачастую вместо реального их перезахоронения на новых мемориалах просто записывали на плитах фамилии этих красноармейцев, а их прежние могилы ликвидировали.

Это большая проблема, которая очень мешает деятельности современных поисковиков. Было несколько массовых кампаний по укрупнению и переносу захоронений вплоть до двухтысячных годов. Они проходили всплесками, усиливаясь или затухая в зависимости от приближения очередного юбилея Победы. И нередко всё это тоже проходило небрежно и формально. Допустим, нашли возле какой-то деревни заброшенное воинское захоронение, в котором, например, было погребено 40 бойцов. Одного-двух перенесли, а остальных забрать поленились, не успевали, оставили на прежнем месте — только землю разровняли. Но на новом мемориале, торжественно открытом где-нибудь в райцентре, в числе прочих на мраморе выбивали имена всех 40-ка. Это в случае, если после боя их хоронили однополчане и именной список личного состава сохранился в архиве Министерства обороны, а после войны был получен местным военкоматом для учёта и увековечения. Если же хоронили после боёв местные жители, стягивая тела павших советских воинов в воронки, силосные ямы, погреба домов, блиндажи, то единственный шанс — это возможное обнаружение каких-либо документов, личных солдатских вещей исключительно при переносе (эксгумации) в послевоенные годы. При этом из-за аврала или элементарной лени на новых памятниках нередко оставляли лишь фамилии и инициалы погибших, без указания имён и отчеств. Иногда по невнимательности в них допускались искажения и ошибки. И вот теперь из-за этой, мягко говоря, безалаберности, поисковикам для установления личности павших воинов приходится тратить уйму времени в архивах, встречаться с ещё живыми свидетелями тех событий.

Часто приходится объяснять недоумевающим родственникам, как так получилось, что по бумагам их погибший герой числился погребенным в одном захоронении, а на самом деле вплоть до последнего времени лежал в воронке в районе места его гибели. И для них стало потрясением узнать, что каждый год они возлагали цветы совсем не туда, где лежали родные косточки.

Именно точь-точь эта история с «якобы перенесёнными» в 1958 году из первичного захоронения останков погибших воинов на центральную усадьбу повторилась в д. Топки. Ещё раз хочется подчеркнуть, эти солдаты и офицеры были не похоронены, а засанитарены, то есть их тела просто свезли в одну яму и закопали, а потом об этом месте все забыли. За «Вахту» мы постарались исправить эту несправедливость. И спустя восемьдесят лет солдаты и командиры будут похоронены со всеми полагающимися им воинскими почестями.

313 бойцов в одном раскопе

Каждый день из карьера мы по косточкам поднимали по 30-40 бойцов. Ребята и девчата наверху раскладывали останки на специальный баннер, на котором нарисован человеческий скелет в полный рост. Когда боец «собирался» полностью, его укладывали в поисковые мешки. Всего были подняты останки 313 человек. По фрагментам обмундирования и знакам различия, именным вещам удалось установить личности ряда командиров дивизии, в том числе заместителя командира 1348 стрелкового полка по строевой части – майора Гришина Николая Гавриловича и других. Автор этих строк нашёл алюминиевую ложку с инициалами. По предварительным данным, она принадлежала командиру взвода связистов. Сейчас идёт работа с архивными документами по установлению личностей поднятых бойцов и командиров. Также поисковиками установлено место захоронения 27 воинов,  умерших в инфекционном госпитале. Имена их все известны. Уже сделана табличка, которая будет установлена на этом месте. А всего за поисковые сезоны 2022-2023 года в Топках поднято 615 бойцов и командиров Красной армии. Это целый полк.

Ссылка на фотоальбом «Вахта Памяти — 2023» в группе «Сельской нови» «Контакте

Продолжение следует.

18 октября 2022 года здесь в д. Топки состоялось самое массовое перезахоронение в истории Покровского района: 302 солдата и командира нашли вечный покой. 22 июня 2023 года сюда же перенесут и похоронят ещё 313 бойцов, найденных за весеннюю «Вахту Памяти»

 

 

Комментарии

В День Победы ветераны ФСБ встретили на родине руководителя советской внешней разведки Павла Фити

Фотогалерея к 35-летию завершения боевых задач 40-й армией в Афганистане.

Все новости рубрики Ветераны