Мы воевали, как нас учили: главное - долг и честь

Интервью с ветераном «афганцем», полковником в запасе Николаем Афанасьевичем Суковатицыным

Совсем скоро наша страна отметит 30-ю годовщину завершения выполнения боевых задач ограниченным контингентом советских войск в Афганистане. В этот день Россия отдаёт дань уважения и чествует своих сыновей и дочерей, по долгу службы оказавшихся в разные годы участниками военных конфликтов за рубежом. Наши соотечественники мужественно и самоотверженно решали возложенные на них задачи в Афганистане. Ветераны боевых действий в этот день вспоминают погибших товарищей, которые пожертвовали собой, выполняя военную присягу и воинский долг. Сегодня мы предлагаем нашим читателям интервью с ветераном «афганцем», полковником в запасе Николаем СУКОВАТИЦЫНЫМ. Он два года и два месяца: с июня 1984 по август 1986 года нёс службу под палящим солнцем этой южной страны.

 

- Николай Афанасьевич, как Вам пришла мысль стать военным?

- Когда я учился в 9 классе Мехонской школы, к нам приехал офицер из райвоенкомата и рассказал о военных профессиях. На следующий год в газете я прочитал о наборе курсантов в Челябинское высшее автомобильное командное училище. Срок обучения 4 года, после второго курса выдаётся водительское удостоверение категорий «В» и «С». Меня это заинтересовало, ведь техникой я увлекался с детства. И в 1975 году после сдачи на «хорошо» и «отлично» вступительных экзаменов, я поступил в училище. Надо сказать, что вместе со мною поступило ещё 3 человека из Шатрово: Виктор Третьяков, Александр Горланов и Олег Сычёв. Первое моё назначение было зам. командира автотранспортной роты. Служба проходила в Германии, недалеко от г. Штендель. Здесь я прослужил 5 лет, принимал участие в учении «Братство по оружию-80». Вместе со мной в Германии была и моя семья - жена Алевтина и сын Андрей.

- А как узнали, что Вас командируют в Афганистан?

- Новое назначение в Туркестанский военный округ я получил в день своего рождения 28 июня 1984 года. То, что я буду служить в ДРА, мне не сказали. Только по прибытии в закрытый г. Термез Узбекской ССР я узнал, что буду служить в отдельном 659-м автобате. В Термезе мне дали служебное жильё - однокомнатную квартиру, в которой жила супруга, и изредка появлялся я. Первое время я старался не говорить родным, что службу прохожу в Афганистане. Даже один курьёзный случай вышел. На новый 1985-й год к нам приехали моя мама и теща. Вот 31 декабря, а меня нет. Они спрашивают: «А где Николай?» Алевтина отвечает: «На учениях». На квартиру я приехал только к четвёртому января. Конечно, потом они догадались, на «каких учениях» я был.

- Расскажите, в чём заключалась Ваша служба?

- Моя служба проходила так: 3-4 дня обслуживаем технику, загружаемся и совершаем марш вглубь Афганистана. В рейсе 2-3 дня и снова в часть. Наш батальон дислоцировался за р. Амударья, в 2-х км от границы, на афганской стороне возле г. Хайратон. Здесь же находилась торгово-закупочная база, где мы загружались. А затем отправлялись на 59-ю армейскую бригаду материального обеспечения, которая располагалась в г. Пули-Хумри. Сюда мы доставляли горюче-смазочные материалы. Плечо подвоза составляло 250 км. Реже совершали марш в г. Кабул, туда мы доставляли товар с торгово-закупочной базы для военторга.

- Скажите, а техника часто подводила в пути?

- Начну с того, что принцип распределения современной техники, вооружения в то время был такой: новейшее вооружение и техника поступали на укомплектование армии в группы войск, дислоцировавших в странах Варшавского договора и в приграничные округа западной границы СССР. А во внутренние округа - во вторую очередь. Когда наш батальон перебросили из г.Алмата в г.Термез, он был укомплектован автомобилями ЗиЛ-130 и Урал 375, а когда я прибыл в батальон, то он уже был укомплектован автомобилями КамАЗ (5410,5320). Они не то чтобы подводили, им просто не хватало мощности, когда их загружали 20-ти тонными морскими контейнерами, например, с мукой. На горных крутых перевалах они шли на последнем издыхании. С каждого рейса в часть эвакуировали от 5 до 8-ми неисправных машин. Непосредственно моя задача была оперативно вернуть их в строй. В моём подчинении был ремонтный взвод из 36-ти военнослужащих, а складе были запасы двигателей (до 20 единиц) после капремонта. За ночь ремонтники вводили машину в строй. Лучше стало в 1985 году, когда я получил 100 единиц МАЗ-504 В, у которых мощность двигателя была выше - 240 л.с. (американцы их называли «белыми лошадьми»).

- Часто ли Вам приходилось сопровождать колонну?

- Одна колонна в Афганистан состояла из 75 автомобилей. Совершать марш мы могли только в световое время суток. Начальник колонны - командир роты, а офицер от управления батальоном - старший колонны. Именно в этой должности примерно раз в месяц мне приходилось сопровождать колонну до места назначения и обратно. Передвигался я с водителем на автомобиле КамАЗ, на платформе у которого были установлены две «ЗУ-23-2». Расчёт — 2 зенитчика. Эта установка была одной из самых грозных для душманов. 23-мм спаренная зенитная установка в составе двух авиационных пушек могла в минуту выстрелить до 2000 раз (!), дальность поражения цели до 2,5 км (кстати, в центральном парке с. Шатрово такая установка представлена среди вооружения боевой техники). Задача старшего заключалась в контроле движения колонны, оценивать в наиболее сложных местах обстановку, вероятность обстрела душманами. Наша машина, словно «маятник», была то впереди, то сзади колонны. При серьёзном нападении мы по радиостанции с диспетчерских постов, которые располагались на всём пути, вызывали подмогу.

- Расскажите о маршруте колонны от начала до конечного пункта. Какие тяготы службы приходилось нести водителям?

- В пять утра подъём, личная гигиена и в 6.00 выход колонны. С раннего утра до позднего вечера только одна остановка для принятия горячего завтрака. В каждой машине находился только водитель. В пути разрешалось употреблять сухпай, а вот остановки по «нужде» запрещались. Нельзя было и курить тем, кто перевозил топливо. Конечно же, чтобы преодолеть путь в 250 км под палящим солнцем (температура в тени иногда доходила до плюс 57 градусов), надо иметь не дюжее самообладание и выдержку. По приезду на базу, мы спали в машинах. Утром загружались и снова в путь. Когда возвращались, обязательно все шли в баню, чтобы не завшиветь.

- А были ли случаи обстрелов со стороны душманов?

- Наш маршрут был стратегическим. Ведь мы полностью обеспечивали армию материальным, продовольственным снабжением и боеприпасами. Поэтому охрана была на высоком уровне и с земли, и с неба. Но война есть война, и всего предусмотреть невозможно. Были и снайперские обстрелы, и из гранатомётов, в которых погибали воины-интернационалисты. Нередко гибли водители в дорожных авариях. За 2 года потери в батальоне составили 12 человек.

- Тридцать лет прошло после завершения той войны. Не изменился ли Ваш взгляд на присутствие наших войск в Афганистане?

- Для меня, как офицера, мнение об этой войне не изменилось. Мы выполняли приказ командования, и никакого «либеральничества» здесь не может быть. Нам сказали вперёд, и мы шли, выполняя боевые задачи. Да, после этой войны и в СМИ, и среди обывателей часто можно было слышать, что воины-интернационалисты – жертвы неправильных решений Правительства, что ввод наших войск был ошибкой. Я не сторонник таких взглядов. За многие века в России сменялись цари, правительства, и притом многократно переписывался текст военной присяги. Однако, во всех вариантах её смысл сводился к одному: присяга являлась и является торжественной клятвой на верность. И я давал присягу, в которой клялся беспрекословно выполнять приказы командиров, быть преданным своему народу, своей Родине. А затем делом в боевых условиях доказывал это. Помню, после распада СССР, когда офицеров отправляли в Чечню, некоторые отказывались ехать либо требовали себе каких-либо материальных благ, квартиры. Моё поколение было воспитано по-другому. В 1984 году я ехал с женой в Термез и не знал, куда меня отправят, дадут ли жильё. Другой немаловажный момент. Советские войска почти 10 лет сдерживали мировой наркотрафик в наши республики, помогали мирному населению ДРА. Опять же есть с чем сравнить. Сейчас там американские войска. Наркотики «льются рекой» к нам и в Европу. По официальной статистике в России только от передозировки наркотиками ежегодно погибает около 8000 молодых людей (ещё больше наркоманов гибнет от ВИЧ-инфекции, суицида, несчастных случаев). А наши потери в афганской войне составили более 15000 человек. Думаю, только один этот факт оправдывает наше присутствие там. И последнее. Тот боевой опыт, которые приобрели военный, тыловые и медицинские службы - бесценен. Афганская закалка и выучка помогает нам и сегодня быть державой, которую, если открыто и не уважают, то боятся точно.

- Что для Вас День 15 февраля?

- Прежде всего, это День памяти воинов, исполнявших интернациональный долг в Афганистане. Это встреча с ветеранами. В этот день я всегда стараюсь быть у мемориала всем погибшим в локальных войнах и конфликтах. Пользуясь случаем, хочу поздравить ветеранов с юбилейной годовщиной окончания войны в Афганистане. Есть у тех лет незаживающая рана — это погибшие, умершие от ран и болезней ребята. Мы, ветераны войны, храним память о павших. Низкий земной поклон соотечественникам, у которых война отобрала близких им людей. От всей души желаю воинам-интернационалистам, их родным и близким счастья, удачи, здоровья и благополучия.

Николай Афанасьевич Суковатицын родился 28 июня 1958 г. в с. Спицыно. В 1975 г. поступил в Челябинское высшее военное автомобильное командно-инженерное училище. После пяти лет службы в ГСВГ в июне 1984 г. направлен в Афганистан для выполнения интернационального долга. Сначала служил в должности зам. командира роты по технической части, а с 1986 года в должности зам. командира батальона по вооружению (в/зв. капитан). После Афганистана 3 года учился в Академии тыла и транспорта (г. Ленинград). В 1989 г. направлен в родное училище на должность преподавателя. Прохождение службы в училище: 5 лет преподаватель; 5 лет старший преподаватель; 3 года зам. начальника кафедры и 6 лет начальник кафедры. Окончил службу в 2008 году в звании полковника. В настоящее время работает преподавателем в филиале Военного учебно-научного центра ВВС «Военно-воздушная академия» в г. Челябинске. Имеет учёное звание доцент. Н.А. Суковатицын занимается научными разработками, им опубликовано более 20-ти работ, имеет 3 патента на полезные модели. Награждён орденом «За Службу Родине в Вооружённых Силах СССР» III степени и 15-ю медалями.

 

 

Ветеран боевых действий Николай Афанасьевич Суковатицын встречается с детьми в школах, рассказывает о мужестве и стойкости воинов-интернационалистов. Им создана фото презентация «Советско-афганская война 1979-1989 г.г.». Посмотреть её можно на сайте нашей газеты.

 

Воинам-афганцам посвящается

Десятилетняя афганская война!
Полмиллиона юных жизней опалила,
Чужое небо будет помнить и страна,
Как наша Армия оттуда уходила.
Всё, что возможно в этой жизни испытать,
Всё пережили эти сильные ребята,
И как смогли они сражаться и стоять?!
И как Отчизна перед ними виновата.
Они дрались, как их учили: долг и честь!
И часто пеклом их сжигало поле битвы,
Не знали матери, порою, кто, где есть?
Спасали только материнские молитвы.
А сколько судеб искалечила война?!
Об этом сразу и без слёз не перескажешь,
И как их встретила любимая страна?!
Что и врагу не пожелаешь всуе даже.
И я хочу Вам поклонится до земли,
Вы все награды, что возможно заслужили,
Спасибо Ангелам, чьи жизни сберегли,
И Память тем, что в битвах головы сложили.

Алла Войнаровская.

 

 

 

 

 

Комментарии

40 лет назад с жителями нашего района встречался Герой Советского Союза лётчик Михаил Девятаев.

Все новости рубрики Ветераны